Горы изменили внешность жителей Алтая эпохи ранней бронзы
14.03.2019
Горы изменили внешность жителей Алтая эпохи ранней бронзы

Носители афанасьевской культуры на морфологическом уровне адаптировались к условиям высокогорья.

Примерно 4000–4500 лет назад сухой и теплый климат атлантического периода голоцена стал сменяться суббореальным, при котором наблюдалось повышение влажности, увеличение годовых осадков примерно на 100 мм и понижение среднегодовых температур в горах Алтая на 2,5 °C по сравнению с современными. В это время, в эпоху энеолита — ранней бронзы, на территории Алтае-Саяно-Хангайского нагорья существовала афанасьевская археологическая культура, датирующаяся XXXI–XXV вв. до н. э. Именно с формированием этой культуры на территории Сибири стали появляться скотоводство, металлургия меди, курганный обряд погребения.

Внешне афанасьевские популяции характеризовались особенностями, присущими проевропеоидному типу, распространенному в эпоху бронзы на степных пространствах Евразии. У их представителей были крупные черепа, широкие лбы и лица, широкие и низкие орбиты глаз, высокие переносья и сильно выступающие носы. Они обладали высоким ростом, длинными голенями и очень крепким телосложением. Особенно отличались афанасьевцы, проживавшие на территории Горного Алтая, — они были одной из самых высокорослых групп среди евразийских популяций эпохи бронзы.

Ученые из ФИЦ «Тюменский научный центр СО РАН» и ТГУ исследовали связь морфологических особенностей афанасьевцев ранней бронзы с географическими и климатическими условиями долин и межгорных котловин Горного Алтая. Для оценки биоклиматов использовали следующие параметры: нормально-эквивалентно-эффективную температуру (характеризует теплоощущения одетого человека), индекс суровости по Бодману (соотношение температуры воздуха и скорости ветра), показатель благоприятности биоклиматических условий (коэффициент, представляющий отношение повторяемости благоприятных для организма человека погод к общему числу дней в периоде) и условную температуру (она также учитывает температуру воздуха и скорость ветра, влияющие на то, как быстро будет охлаждаться тело человека).

В соответствии с климатогеографическими и биоклиматическими параметрами ученые выделили девять групп памятников афанасьевского населения эпохи энеолита — ранней бронзы. Затем их сопоставили с характеристиками краниологических (по черепам) и остеологических (по костям) серий и выявили основные тенденции межгрупповой изменчивости популяции.

Исследователи показали, что главный приспособительный механизм биологической адаптации афанасьевцев к условиям высокогорья и резко континентального климата Алтая — еще большее увеличение размеров тела и черепа (в особенности его высоты), а также увеличение у мужчин ширины лицевого отдела. Полученные данные демонстрируют: мужчины из средне- и высокогорных районов Алтая в среднем превосходили мужскую выборку населения энеолита — ранней бронзы низкогорных районов в росте не менее чем на 4–5 см и в весе тела на 3–5 кг. Вес тела женщин из средне- и высокогорных районов был больше, чем у женщин из низкогорных районов, в среднем на 3 кг.

«Результаты исследования позволяют заключить, что отличия алтайских афанасьевцев от минусинских, а также морфологическая дифференциация групп населения энеолита — ранней бронзы на территории Алтая могут определяться и особенностями биологической адаптации к условиям высокогорья и резко континентального климата Алтайской горной страны», — заявляют исследователи.

Эта информация подтвердила ранее полученные данные: в условиях холодового стресса и гипоксии у населения афанасьевской культуры Горного Алтая основной приспособительной реакцией было усиление энергетических процессов за счет повышения основного обмена, что приводило к увеличению длины и веса тела. С увеличением размеров длинных костей конечностей было связано также возрастание объема костно-мозгового пространства. Однако перестройки скелетных систем организма, связанных с адаптацией к гипоксии (кислородному голоданию из-за разреженного на высоте воздуха), у горно-алтайского населения энеолита — ранней бронзы не произошло. Объем костного мозга возрастал не за счет относительного уменьшения кортикального слоя (внешнего слоя тканей), а за счет увеличения общих размеров.

«Возможно, морфологические различия формировались под воздействием географических и биоклиматических факторов как результат отбора и адаптации к местным условиям мигрантного населения, осваивавшего новые для себя экологические ниши. Причинами расселения в столь дискомфортных биоклиматических условиях, как в средне- и высокогорных районах Алтая, вероятно, являлись особенности хозяйственной деятельности древнескотоводческих коллективов энеолита — ранней бронзы, рассмотрение которых заслуживает отдельного исследования», — заключают авторы исследования.

По словам старшего научного сотрудника Института проблем освоения Севера СО РАН кандидата исторических наук Константина Николаевича Солодовникова, приспособление к суровым географическим условиям у афанасьевцев энеолита — ранней бронзы сильно отличалось от механизма биологической адаптации современных коренных популяций, обитающих в условиях резко континентального климата: «Внешние черты последних имеют ряд специфических особенностей, являющихся адаптацией к холодовому стрессу. Обычно у таких людей брахиморфный тип телосложения — с относительно укороченными нижними конечностями и относительно высокой массой тела. На территории Центральной Азии и Алтае-Саянского нагорья основное направление изменчивости прослеживается в соответствии с ландшафтными особенностями среды — таежные жители отличаются некоторой миниатюрностью телосложения, а степные его массивностью. В более высоких широтах Западной Сибири с суровыми климатическими условиями таежной полосы и воздействием холодового стресса у современных популяций коренного населения также наблюдается грацилизация телосложения — уменьшение широтных, обхватных, а также продольных размеров тела. Это противоположно проявлениям механизма биологической адаптации мигрантного населения энеолита — ранней бронзы средне- и высокогорных районов Алтая».

Источник: Наука в Сибири