ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ ПОЗДНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА И ГОЛОЦЕНА СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ И ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ
23.09.2019
ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ ПОЗДНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА И ГОЛОЦЕНА СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ И ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ

В. В. Шиманский

Актуальность, постановка задачи

Современное неспокойное время вызывает много вопросов о пути развития человечества, судьбах и месте народов на этом пути. Ответ на эти вопросы возможен только на основании изучения траектории исторического развития, его экстраполяции в настоящее и будущее. Глубокое объективное исследование древних, дописьменных эпох жизни человека должно опираться на материальные свидетельства — археологические, антропологические, генетические данные и т. д. Однако базой для изучения истории развития древних народов должны быть исследования среды их обитания. Именно окружающая географическая среда формировала их хозяйственный уклад, характер, физические и культурные особенности. Поэтому основой системного изучения истории народов должны быть палеогеографические реконструкции территорий их обитания.

Одним из основных центров зарождения человеческой цивилизации, местом развития многих древних этносов, формирования основ их мировоззрения, культур и религий является регион Средиземноморья и Передней Азии. С этим регионом связаны предания и легенды о событиях, определивших вектор развития человечества, заложивших фундамент социальных и этических норм человеческого общества. Среди таких преданий особое место занимает сюжет о Потопе. Он широко распространен в культурах многих народов — в том числе в Китае, у индейцев Южной и Северной Америки, аборигенов Австралии, что позволяет предположить единую историческую основу сказаний о потопе.

Современные методы палеогеографических реконструкций позволяют обнаружить столь масштабные геологические коллизии, подтвердить или опровергнуть их реальность. Поэтому представляется целесообразным приступить к изучению прародины библейских народов — отступив назад, вглубь веков — с палеогеографических реконструкций для Северного Причерноморья и Передней Азии в плейстоценовую и голоценовую эпохи.

Методы исследований

При всей сложности задач по восстановлению древних географических обстановок, современная наука обладает широким спектром методов и технологий палеогеографических реконструкций. Сама порода хранит в себе множество генетических признаков, говорящих о среде их образования. Это минеральный состав, гранулометрические характеристики пород, фаунистические, флористические и палинологические остатки, петрохимические данные, палеонамагниченность и т. д. Многие методы получили широкое развитие в геологии, биохимии, геофизике. Поэтому было решено использовать перечисленные технологии совместно с традиционными историческими методами для получения синергетического эффекта и, возможно, качественно новых знаний.

В процессе текущей работы нами привлекается геолого-геофизическая, палеонтологическая, почвоведческая, палеоклиматологическая, археологическая информация. Проводится анализ цикличности осадконакопления, выявление латеральных и вертикальных рядов фаций. На базе литолого-палеонтологических данных выполняется палеоклиматический анализ, выявляются условия формирования отложений, закономерности распределения ландшафтов.

Предварительные результаты и выводы

С давних времен предпринимались попытки дать научное обоснование Всемирного потопа, было выдвинуто множество гипотез о его природе. Так, подтверждением Потопа считались находки в горах пород с остатками морской фауны. В настоящее время преобладают две взаимосвязанные точки зрения на причину потопа — общий подъем уровня вод Мирового океана и таяние ледников вследствие глобального потепления (Ryan et al., 1997; Чепалыга, 2002; Сафронов, 2003; Димитров, Димитров, 2008; Янко-Комбах и др., 2011). В этих и других исследованиях анализировались, в том числе, колебания уровня вод различных бассейнов с увязкой крупных трансгрессий с катастрофическими событиями возможного потопа.

Нами в качестве основы для будущего палеогеографического картирования использовался структурный каркас отложений позднего плейстоцена и голоцена Северного Причерноморья и Передней Азии, а также кривые эвстатических колебаний уровня как внутренних морей, так и океана (рис. 1).


рис 1.jpg

Рис. 1 Кривые колебаний уровня Средиземного, Красного, Черного и Каспийского морей


Колебания уровня внутренних морей из-за их ограниченной связи с океаном являются индикатором изменения климата. Поэтому в качестве хроностратиграфической основы дальнейших палеогеографических построений использовались шкалы Северного Причерноморья. Их детальность и глубина проработки, основанные на многолетних и мультидисциплинарных исследованиях многих научных коллективов, обеспечивают относительную надежность стратиграфических привязок анализируемых событий (Балабанов, 2009; Варущенко и др., 1987; Вронский, Войткевич, 1997; Леонтьев и др., 1976; Рычагов, 2014; Свиточ и др., 1998; Янина, 2012).

Для наполнения структурного каркаса данными по физико-географической зональности привлекается как опубликованный, так и собственный материал по составу и генезису пород, проводится стратификация и корреляция исследованных разрезов. Проблемой стратификации и корреляции оказалось не отсутствие достаточной фактуры, а исключительное обилие разнопланового и зачастую противоречивого материала, затушевывающего более крупномасштабные региональные события. Поэтому было принято решение «загрубить» рассматриваемые интервалы. В соответствии со стратиграфией и хронологией Северного Причерноморья выделение физико-географических и климатических зон проводится для следующих временных интервалов:

  1. Тарханкутское время, которое принято относить к интервалу от 40-ка до 27-ми тыс. лет назад;

  2. Ранненовоэвксинское время, которое связывается с интервалом от 27-ми до 17-ти тыс. лет назад;

  3. Поздненовоэвксинское время, укладывающееся в интервал от 17-ти до 10-ти тыс. лет назад;

  4. Голоцен, начавшийся — согласно общепринятой точке зрения — 10 тыс. лет назад.

Несмотря на условную изолированность внутренних бассейнов, колебание их уровней в глобальном плане подчинено эвстатическим колебаниям Мирового океана, которые, в свою очередь, связаны и с глобальными изменениями климата. Уровень Понто-Каспийского (Черноморско-Каспийского) бассейна менялся в зависимости от уровня Мирового океана — через Средиземное море, Босфор — и, с другой стороны, под влиянием общего смягчения климата, таяния ледников и увеличения объема стока рек.

На начальном этапе наших исследований были составлены предварительные эскизы палеогеографических карт, которые будут уточняться, дополняться и редактироваться по мере поступления новых материалов. Согласно данным, учтенным при текущих построениях, предложены следующие реконструкции.

В тарханкутское время (40–27 тыс. л. н.) в районах Северного Причерноморья и Прикаспия преобладал умеренный климат, а к югу от Черного моря (озера) климат менялся от гумидного до умеренно-аридного. Анализ эвстатических колебаний относительно палеорельефа изучаемого региона показал, что внутренние бассейны Каспийского и Черного солоноватоводных озер были примерно на 100 и 80 метров ниже современного уровня моря, соответственно (рис. 2).


рис 2.2.jpg

Рис. 2. Границы береговых линий в тарханкутское время


Постепенное похолодание в ранненовоэвксинское время (27–17 тыс. л. н.) привело к максимальному оледенению. Льды покрывали бóльшую часть Европейской платформы и достигали широты современной Рязани и Смоленска. Климат в Северном Причерноморье был суровым, преобладали тундра и тундростепи, изредка — степи, сосновые и лиственничные леса. Оледенение привело к крупной регрессии, уровень Черного моря (новоэксинского опресненного озера) был на 140 м ниже современного (рис. 3). Крым не был полуостровом — Азовского моря и Каркинитского залива не существовало. Уровень Каспия к концу новоэвксинского времени стал повышаться в процессе крупной Хвалынской трансгрессии (более чем на 100 метров).


рис 3.2.jpg

Рис. 3. Границы береговых линий в ранненовоэвксинское время


Общее потепление и таяние ледников в поздненовоэвксинское время (17–10 тыс. л. н.) обусловили дальнейшую трансгрессию Каспийского озера за счет сноса с севера больших объемов пресных вод. В результате часть вод из переполненного Каспийского бассейна сбрасывалась через Маныч-Керченский пролив в Черное (Новоэвксинское) солоноватоводное озеро, подняв его уровень примерно на 30 метров (рис. 4). Сформированная в результате система взаимосвязанных внутренних бассейнов Арала, Каспия, Черного и Мраморного морей известна как Каскад Евразийских бассейнов. Именно с восходящей фазой Хвалынской трансгрессии 15 тыс. лет назад А. Л. Чепалыга связывает Всемирный Потоп в Понто-Каспии и даже прокладывает предполагаемый маршрут Ноя на ковчеге от Северного Прикаспия до Арарата (Чепалыга, 2002. С. 165–213.).


рис 4.2.jpg

Рис. 4. Границы береговых линий в поздненовоэвксинское время


В раннем голоцене, после эпохи значительного похолодания, то есть последнего ледникового периода, наступило существенное потепление. Оно вызвало таяние ледников и заметную трансгрессию Мирового океана. В этот период через Босфор в Черноморский бассейн произошел прорыв средиземноморских вод, с чем, собственно, и связано повышение уровня моря более чем на 120 метров — до уровня, близкого к современной отметке (рис. 5).


рис 5.2.jpg

Рис. 5. Границы береговых линий в эпоху раннего голоцена


Именно этот эпизод, датируемый примерно 5500 г. до н. э., послужил для У. Райана и его соавторов основанием для гипотезы Черноморскго потопа (Ryan et al., 1997). По их представлениям, землетрясения разрушили Босфорскую преграду, и воды Средиземного моря с линии превышения высотой в 80 метров хлынули в Черное море со скоростью 50 миль в час и с мощностью в сотни раз больше, чем у Ниагарского водопада. Уровень почти пресноводного озера повышался со скоростью 15 см в день, при этом пресная вода стремительно осолонялась. В результате, по мнению П. Димитрова, «высокоразвитая древняя цивилизация, существовавшая по берегам озерного бассейна с очень благоприятными условиями, была уничтожена внезапным прорывом средиземноморских вод» (Димитров, Димитров 2008). Однако даже если предположить реальность одномоментного (в геологическом масштабе) сброса огромной массы вод, то скорость растянутого на два года затопления в 15 см в день никак не дотягивает до катастрофической — у жителей прибрежной зоны было достаточно времени для эвакуации. Проводя предварительную оценку упомянутых палеогеографических реконструкций, можно заключить, что глобальной трансгрессии или катаклизмов, напоминающих цунами, в действительности не было. На недостаточную геологическую обоснованность аргументов У. Райана указывалось уже в ряде публикаций (Глебов, 2007 и др.).

Анализ эвстатических колебаний уровня Черного моря и трансгрессивно-регрессивных циклов осадконакопления говорит о постепенной дискретной трансгрессии морского бассейна верхнего плейстоцена и голоцена Северного Причерноморья и Передней Азии. Наводнения носили локальный, а не всемирный характер и происходили в разное время.

Иллюстрацией к сценарию локальных затоплений может служить приведенная BBC в мае 2019 г. фотография затопленного в древности побережья в Уэльсе (BBC, 2019).

По данным этого сообщения: «Доисторический лес, который оставался погребенным под песком и водой на протяжении 4 с половиной тысяч лет, внезапно обнажился в результате недавнего урагана в Уэльсе. Под напором сильного ветра море отступило, обнажив залежи торфа, под которым скрывались деревья. Окаменевшие деревья можно наблюдать между деревнями Борт и Инислас в графстве Кередигион. В XVII веке был записан миф о погибшей под водой цивилизации, которую называли „Утонувшей сотней“. Считается, что эта территория была когда-то плодородной землей с поселениями, защищенными от наводнений шлюзами и дамбами. В легендах рассказывается, что эта земля неоднократно затапливалась во время сильных штормов» (рис. 6).


рис 6.jpg

Рис. 6. Остатки древнего затопленного леса в графстве Кередигион


Места обитания людей, их стоянки и поселения всегда тяготели к районам речных долин, особенно к зонам дельт и местам впадения рек в море. Поэтому даже незначительные в геологическом масштабе коллизии, связанные с разливами и затоплениями в прибрежной зоне, часто приводили к катастрофическим последствиям для древних поселений. В сознании народов, в их исторической памяти эти события приобретали гипертрофированный характер и, судя по всему, формировали предания о потопах, атлантидах и т. д.

Тем не менее, отсутствие на сегодняшний день научных подтверждений преданий о Всемирном потопе не делают проводимые исследования менее востребованными. Изучение древних ландшафтов и палеоклиматические исследования позволяют локализовать места размещения древних поселений, а значит — понять исторические корни многих народов и направления их развития. Уже сейчас полученные данные позволяют определить участки с максимально полным разрезом отложений позднего плейстоцена и голоцена, наиболее перспективные для проведения полевых работ. Самые интересные открытия — впереди!


Литература

  • Балабанов И. П. Палеогеографические предпосылки формирования современных природных условий и долгосрочный прогноз развития голоценовых террас Черноморского побережья Кавказа. М.: Дальнаука, Владивосток, 2009. 352 с.

  • Варущенко С. И., Варущенко А. Н., Клиге Р. К. Изменения режима Каспийского моря и бессточных водоемов в палеовремени. М.: Наука, 1987. 240 с.

  • Вронский В. А., Войткевич Г. В. Основы палеогеографии. Ростов н/Д.: Феникс, 1997. 576 с.

  • Димитров П., Димитров Д. Черное море, Потоп и древние мифы. Варна, 2008. 90 с.

  • Глебов А. Ю. К дискуссии о «Катастрофическом потопе в Черном море» // Геология и полезные ископаемые мирового океана, 2007, № 3. С. 67–75.

  • Леонтьев O. K., Каплин П. А., Рычагов Г. И. и др. Новые данные о четвертичной истории Каспийского моря. Вып. 5 // Комплексные исследования Каспийского моря. М.: Изд-во МГУ, 1976. С. 49–64.

  • Рычагов Г. И. Хвалынский этап в истории Каспийского моря // Вестник МГУ. Сер. 5 — География, 2014, № 4. С. 3–9.

  • Свиточ А. А., Селиванов А. О., Янина Т. А. Палеогеографические события плейстоцена Понто-Каспия и Средиземноморья. М., 1998. С. 13-56.

  • Сафронов В. А., Николаева Н. А. История Древнего Востока в Ветхом Завете: Учеб. пособие. М.: Русская панорама. 2003. 423 с.

  • Чепалыга А. Л. Морские бассейны. Динамика ландшафтных компонентов и внутренних морских бассейнов северной Евразии за последние 130000 тысяч лет / Под ред. А. А. Величко. М.: ГЕОС, 2002.

  • Янина Т. А. Неоплейстоцен Понто-Каспия: биостратиграфия, палеогеография, корреляция. М.: Изд-во МГУ, 2012. 264 с.

  • Янко-Хомбах В. В., Смынтына Е. В., Кадурин С. В. и др. Колебания уровня Черного моря и адаптационная стратегия древнего человека за последние 30 тысяч лет // Геология и полезные ископаемые Мирового океана, 2011, № 2. С. 61–94.

  • BBC [Электронный ресурс] / Лондон, Великобритания, [2019] — Режим доступа: https://www.bbc.com/russian/other-news-48411244, свободный доступ, русский язык.

  • Ryan W. B. F., Pitman W. C. III, Major C. O. et. al. An abrupt drowning of the Black Sea shelf // Marine Geology, 1997, № 138. Р. 119–126.