Генетические различия между севером и югом Китая возникли ещё в неолите
23.06.2020
Генетические различия между севером и югом Китая возникли ещё в неолите

Получены генетические доказательства гипотезы протоавстронезийского происхождения населения Южного Китая.

Учёные исследовали геномные данные 26 древних индивидов из северных и южных провинций Китая возрастом от 9500 до 300 лет и сравнили их с материалами по современным популяциям Восточной Азии, а также с неолитическими образцами из Сибири, Тибета, Юго-Восточной Азии и островов западной части Тихого океана. Палеогенетики сосредоточились на поиске различий между севером и югом Восточной Азии.

При изучении геномного разнообразия современных популяций Восточной Азии обнаруживается клина, направленная с севера на юг. Кроме того, высокий уровень генетического дрейфа говорит о том, что восточноазиатские популяции прошли через бутылочное горлышко, более узкое, чем в Европе. Судя по археологическим данным, население Восточной Азии в прошлом было более разнообразным, чем сегодня. Однако генетически это разнообразие до сих пор было мало изучено, в том числе из-за нехватки образцов древней ДНК. Краниометрические исследования привели антропологов к гипотезе, что популяционная история Восточной Азии включает два слоя. Первый слой составляли донеолитические охотники-собиратели, второй слой — неолитические земледельцы, которые распространились с севера по всей территории и стали предками современного населения. Эту гипотезу палеогенетики собирались проверить по анализу древней ДНК.

При сравнении неолитических образцов с данными современного населения выяснилось, что популяционная структура, разделяющая север и юг, возникла еще в раннем неолите. Кроме того, неолитические северные образцы продемонстрировали признаки родственного происхождения с неолитическими популяциями Сибири, Тибета и Приморья, а неолитические южные образцы обнаружили генетическую близость к австронезийскому населению тихоокеанских островов.

Генетические данные подтверждают «двуслойную» гипотезу формирования популяций Восточной Азии. Они говорят о том, что второй слой — неолитический — представлял собой генетический компонент северного восточноазиатского происхождения, который распространился на весь регион.

Современные популяции Восточной Азии с северных и южных регионов генетически более гомогенны, чем неолитические. Исследование показало, что основным фактором, способствовавшим сглаживанию генетических различий между севером и югом, было увеличение доли северных компонентов в южных восточноазиатских популяциях. В то же время южный компонент распространился к северу. На популяции Восточной Азии позднего времени значительно повлиял также сибирский генетический компонент.

В исследовании также получила обоснование гипотеза о протоавстронезийском происхождении населения Южного Китая. Популяции, говорящие на австронезийских языках, расселены от Тайваня до островов запада Тихого океана и Мадагаскара. Эта гипотеза опирается на археологические данные, а также на исследования митохондриальной ДНК современного населения (в популяциях Южного Китая и австронезийских имеется общая гаплогруппа Е1).

Отсутствие генетической изоляции между популяциями наблюдается на всем протяжении тихоокеанского побережья. В том числе выяснилось, что носители японской культуры Дзёмон демонстрируют генетическую близость к некоторым прибрежным неолитическим популяциям Сибири (индивиды из пещеры Чертовы ворота в Приморье), а также к ряду прибрежных южных восточноазиатских популяций. Это означает, что прибрежные регионы были скорее зонами генетического взаимодействия, чем генетической изоляции. Генетическая близость между популяциями вдоль восточного побережья Азии, которая не наблюдается в большинстве внутриматериковых популяций, позволяет предположить, что взаимодействие вдоль прибрежного пути играло важную роль в истории этого региона.

Источник: Генофонд.рф