ПЁТР ПЕТРОВИЧ ЕФИМЕНКО (1884-1969)
24.05.2021
ПЁТР ПЕТРОВИЧ ЕФИМЕНКО (1884-1969)
Этюды об ученых

Пётр Петрович Ефименко (1884-1969) — российский и советский археолог, выдающийся специалист в области палеолита.

Пётр Петрович родился 23 ноября 1884 г. в Харькове в семье Александры Яковлевны и Петра Саввича Ефименко — известных исследователей и деятелей культуры. В студенческие годы, когда Пётр Саввич обучался в Харьковском и Московском университетах, он принимал участие в деятельности подпольных кружков и вёл переписку с А. И. Герценом. За свою политическую активность он был отправлен в ссылку в Пермь, оттуда — в Онегу, а затем в Холмогоры. В Архангельской губернии он трудился канцелярским служащим, а свободное время посвящал этнографическим изысканиям, по результатам которых он опубликовал ряд научных статей и книгу, посвящённую народным юридическим обычаям архангельских крестьян. В 1869 г. П. С. Ефименко выступил на проходившем в Москве I Археологическом съезде с докладом о древностях Архангельской губернии. Его археологические изыскания были оценены научным сообществом, и его избрали членом-корреспондентом Московского археологического общества. Во время своих изысканий Пётр Саввич познакомился с будущей женой — Александрой Яковлевной Ставровской, которая преподавала в двухклассном училище в Холмогорах. После свадьбы супруги Ефименко вместе занимались исследованиями, Александра Яковлевна написала несколько статей. В 1879 г. семья переехала в Харьков, где спустя несколько лет и родился будущий археолог.

Школьные и университетские годы Петра Петровича проходили в Харькове — после окончания гимназии он поступил в местный университет, где его наставником стал известный украинский историк и организатор науки Д. И. Багалей, занимавшийся не только историческими, но и археологическими исследованиями. В студенческие годы интерес Петра Петровича к археологии сформировался окончательно, и он активно занимался изучением археологической проблематики.

В 1902 г. в Харькове был организован комитет, в задачи которого входила организация XII Археологического съезда и подготовка выставки в честь открытия этого крупного мероприятия. В рамках этой деятельности начинающий учёный П. П. Ефименко предпринял свои первые самостоятельные археологические разведки, которые он проводил вместе с М. Э. Воронцом, впоследствии специализировавшимся по среднеазиатской тематике. В ходе этих разведок в окрестностях сёл Кочетки и Большая Даниловка, расположенных в Змиевском уезде, был собран подъёмный материал — кремнёвые орудия, фрагменты керамики, а также несколько предметов эпохи бронзы и железа. П. П. Ефименко подготовил описание этих коллекций для каталога выставки XII Археологического съезда, и эта работа стала его первой научной публикацией. В этот же период он участвовал в раскопках Донецкого городища и Салтовского могильника, а также в этнографической экспедиции. Проведение археологического съезда в Харькове стало для молодого исследователя прекрасной возможностью послушать доклады известных археологов того времени — Д. Н. Анучина, Н. И. Веселовского, В. А. Городцова, А. А. Миллера, П. С. Уваровой.

В период с 1904 по 1906 гг. П. П. Ефименко учился на историко-филологическом факультете Харьковского университета, а затем был исключён. Причиной исключения стало его участие в революционной деятельности. После этого он переехал в Санкт-Петербург, где продолжил учёбу на физико-математическом факультете, который окончил в 1912 г. В Петербурге он специализировался по доисторической археологии и после окончания университета был оставлен для дальнейшей подготовки к профессорскому званию.

Во время учёбы в Петербурге Пётр Петрович активно занимался экспедиционной деятельностью — в 1908 г. он отправился в Костромскую губернию, в этнографическую экспедицию, средства на которую выделил Русский музей. В ходе этой экспедиции он провёл раскопки марийского могильника в Заветлужье, а также собрал коллекцию головных уборов марийцев. Он также проводил много времени за изучением палеолитических кремнёвых орудий, обнаруженных К. С. Мережковским в Крыму и хранившихся в геологическом музее при университете. В 1909-1911 гг. П. П. Ефименко начал преподавать на Бестужевских женских курсах. В 1909 г. он возглавил раскопки палеолитической стоянки в селе Мезин, обнаруженной в 1908 г. и раскопанной Ф. К. Волковым и С. И. Руденко. Раскоп, заложенный во второй сезон, имел площадь 18 кв. м., в ходе работ на нём была получена представительная коллекция кремнёвых орудий и изделий из кости, подробно описанная Петром Петровичем в ежегоднике Русского антропологического общества. Эта работа, выполненная на высоком уровне, стала первым крупным научным трудом П. П. Ефименко по палеолиту.

Окончив университет в 1912 г., Пётр Петрович Ефименко получил международную премию Кана, которая открыла для него новые возможности. Как лауреат премии, он имел право совершить кругосветное путешествие, и в 1912-1915 гг. он побывал в разных странах, объехал несколько континентов и ознакомился с памятниками разных эпох и культур. В 1915 г. П. П. Ефименко подготовил статью под названием «К вопросу о стадиях каменного века в Палестине», в основу которой легли материалы из музейных собраний и собственные находки автора. Во время длительной заграничной командировки Пётр Петрович получил бесценный опыт и смог значительно повысить свою квалификацию специалиста по каменному веку. Вернувшись в Россию в 1915 г., он переехал в Москву и начал работать в Российском историческом музее, а в 1922 г. — возглавил отдел славяно-финской археологии. С 1919 г. он был ассистентом по разряду палеоэтнологии в Московском отделении ГАИМК.

Занимаясь административной и хранительской работой, П. П. Ефименко не прекращал исследований каменного века. В 1922 г. он предпринял разведку на Оке и обследовал серию стоянок эпохи неолита близ села Троце-Пеленицы. Помимо этого он продолжил работу с коллекциями каменных орудий, представив итоги своей аналитической работы в двух статьях, изданных в «Русском антропологическом журнале» под редакцией Д. Н. Анучина.

В 1923 г. Пётр Петрович переехал в Петроград, и с этого момента в его жизни начался новый этап, поскольку вскоре после переезда он приступил к исследованиям в Костёнках. 


Foto-6.-Nachalo-planomernyh-issledovaniy-v-Kostenkah-1923-g..jpg

Начало планомерных исследований в Костёнках (1923 г.)


Кроме того, в 1924 г. он совершил поездку в Харьковскую область, где неподалёку от села Деркул обнаружил кварцитовые орудия мустьерского облика. Он также посетил Изюм, где на протяжении нескольких сезонов вёл раскопки известный краевед Н. В. Сибилёв. Помимо осмотра выявленных Н. В. Сибилёвым памятников П. П. Ефименко провёл собственные наблюдения и по итогам этой работы подготовил к публикации статью, посвящённую неолитическим стоянкам Изюмщины. Затем в 1924 и 1925 гг. Пётр Петрович побывал в Киеве и Полтаве, чтобы ознакомиться с новыми палеолитическими материалами.

В 1925 г. П. П. Ефименко возобновил раскопки в Костёнках, где были исследованы стоянки Борщёво I и II, а спустя два года приступил к исследованиям палеолитической стоянки Супонево, обнаруженной на верхней Десне. Однако эти успешно начатые работы пришлось прервать по причине ареста профессора Б. С. Жукова, возглавлявшего раскопки. После этого Пётр Петрович сосредоточился на раскопках на Средней Волге, поскольку неплохо знал этот район ещё со времён своих студенческих экспедиций — он раскопал стоянку Постников овраг в Самаре, но не получил выдающихся результатов. Более плодотворными оказались исследования в Чувашии, где он изучал погребальные памятники абашевской и фатьяновской культуры, а также курганы срубной культуры и марийские и мордовские некрополи. Помимо этого Пётр Петрович изучал и поселенческие памятники каменного века, эпохи бронзы и раннего железного века. Из раскопок того времени наибольший интерес представляет Яндашевская стоянка. В этих экспедициях вместе с П. П. Ефименко работал П. Н. Третьяков, научным руководителем которого в Ленинградском университете был Пётр Петрович.

С 1927 по 1929 гг. П. П. Ефименко также возглавлял Северо-Западную экспедицию, в задачи которой входило создание карты памятников археологии Ленинградской области, фиксация их размеров и степени сохранности. Эту работу он выполнял совместно с коллегами — М. И. Артамоновым, Г. П. Гроздиловым, Г. Ф. Дебецем, А. А. Иессеном, Е. Ф. Лагодовской, В. И. Равдоникасом, Н. Н. Чернягиным. По итогам исследований Северо-Западной экспедиции П. П. Ефименко опубликовал две небольших статьи, описывающие его разведки на реке Мсте и озере Кафтино. Кроме того, в 1928 г. он раскапывал Гавердовский могильник, работал в Костёнках, на раскопках стоянок Костёнки III и IV, затем — Борщёво II и Костёнки VI. Период с 1923 по 1929 гг. оказался очень плодотворным для Петра Петровича — в течение нескольких лет он успел поработать на памятниках разных эпох, и, несмотря на то, что эти работы не отличались широким размахом и большими масштабами, П. П. Ефименко зарекомендовал себя как специалист в области палеолита.

В 1931-1936 гг. начался новый этап изучения Костёнок I — раскопки верхнего слоя стоянки. Изменилась методика проведения раскопок — в отличие от предыдущих сезонов археологи начали раскапывать памятник широкой площадью, оставляя на месте все выявленные объекты. 


issled6-222x300.jpg

Раскопки Костёнок большими площадями в 1930-е гг.

Новый подход позволил зафиксировать крупный комплекс жилищ в виде сооружения из костей мамонта, по центральной оси которого располагалась линия очагов и четыре землянки, а по окружности — ямы, служившие хранилищами. Обнаруженный комплекс, размеры которого составляли 14-15×36 м, П. П. Ефименко интерпретировал как жилище целого рода по аналогии с описанными Л. Морганом большими домами американских индейцев.


pIyfBoNQwG4.jpg

Раскопки жилища из костей мамонта в Костёнках


В результате раскопок стоянки Костёнки I был получен огромный объём данных, собрана представительная коллекция материалов, изучение которой открывало перед исследователями новые возможности. Костёнковская экспедиция стала настоящим «научным полигоном», археологической школой для многих молодых учёных. Методика, разработанная в Костёнках I, впоследствии была применена и на других палеолитических памятниках.

С началом Великой Отечественной войны научно-исследовательская деятельность П. П. Ефименко не прекратилась, поскольку его эвакуировали из Ленинграда в первые дни блокады как ценного работника. Первоначально его вывезли в Казань, а затем он переехал в Елабугу, куда была эвакуирована часть сотрудников ИИМК. В эвакуации Пётр Петрович пытался заниматься финно-угорской тематикой, заинтересовался памятниками ананьинской культуры, подготовил обширную статью об истоках ананьинской культуры. По поручению руководства сотрудники ИИМК должны были обследовать пещеры Урала с целью выяснения возможности оборудовать в них укрытия, которые можно было бы использовать в военных целях. Организованная в спешке экспедиция пришлась на зиму 1942-1943 гг., и, отправившись на обследование заданного участка, П. П. Ефименко и С. Н. Бибиков едва не погибли в снежных заносах, оказавшись вдали от населённых пунктов.

С возвращением в Ленинград в 1944 г. начался и новый этап в творческой жизни Петра Петровича. В связи с отмечавшимся в 1945 г. юбилеем Академии наук, он был удостоен Ордена Ленина, а вскоре стал действительным членом Академии наук УССР. Избрание академиком стало высшим признанием заслуг Петра Петровича перед советской наукой. В 1946 г. он получил назначение на ответственную должность и возглавил Институт археологии Академии наук УССР. На этом посту он приложил максимум усилий, чтобы вывести археологическую науку на новый уровень. Одной из первых его инициатив стало приглашение в Киев целого ряда крупных специалистов в различных областях науки, которые могли бы курировать основные направления исследований — скифскую, сарматскую и славяно-русскую археологию. П. П. Ефименко пригласил А. И. Тереножкина, М. И. Вязьмитина, В. А. Богусевича, М. Я. Рудинского и других исследователей. Он также уделял пристальное внимание привлечению молодых научных кадров — в аспирантуру Института было принято много начинающих археологов, большинство из которых являлись учениками самого Петра Петровича. Передача опыта и своих идей ученикам имели для него особое значение, поэтому он очень тяжело переживал, когда по тем или иным причинам взаимодействие с некоторыми учениками не складывалось. Третьим крупным проектом П. П. Ефименко на посту директора академического института стало расширение издательской деятельности и повышение интенсивности полевых исследований. Постепенно среди практикующих археологов становилось всё больше квалифицированных местных археологов.

В Институте археологии П. П. Ефименко проработал до 1954 г., затем он был освобожден от занимаемой должности. К тому моменту он уже вошёл в пенсионный возраст, но он совершенно не собирался уходить на покой, поэтому очень тяжело воспринял новую для себя реальность. Несмотря на то, что в середине 1950-х гг. он ещё продолжал принимать участие в различных научных мероприятиях, живя фактически на два города и разрываясь между Ленинградом и Киевом, он всё больше ощущал свою невостребованность. После того, как в 1955 г. Пётр Петрович посетил конгресс в Будапеште, он всё реже появлялся в Киеве, а с начала 1960-х гг. больше не покидал Ленинград и сосредоточился на анализе накопленных материалов. Попытка систематизировать свои полевые отчёты и дневники оказалась не слишком удачной, и эту работу он не довёл до логического завершения. К эмоциональному кризису добавились серьёзные проблемы со здоровьем, и последние годы жизни выдающегося учёного и организатора науки прошли фактически в одиночестве.


Основные труды

Книги

  • Дородовое общество. Очерки по истории первобытно-коммунистического общества. — Л., 1934).

  • Значение женщины в ориньякскую эпоху. — Л., 1931.

  • Древнерусские поселения на Дону. М., 1948 (совм. с П. Н. Третьяковым).
    Первобытное общество. К., 1953.
    Очерки древней истории Украинской ССР. К., 1957.
    Костёнки I. К., 1958.

Статьи

  • Рязанские могильники // Материалы по этнографии России. — Л., 1926. — Т. 3. Вып. 1.

  • К истории западного Поволжья в I тысячелетии н. э. по археологическим источникам // Советская археология. — 1937. — № 2.

  • Абашевская культура в Поволжье // Абашевская культура в Среднем Поволжье. — М., 1961 (совместно с П. Н. Третьяковым).