АРПАХШАД И ХАЛДЕИ ЮЖНОЙ МЕСОПОТАМИИ
17.06.2020
АРПАХШАД И ХАЛДЕИ ЮЖНОЙ МЕСОПОТАМИИ

Арпахшад: возможные идентификации

Одним из предков халдеев, согласно библейским текстам, является Арпахшад, или Арфаксад (אַרְפַּכְשַׁד , ˀarpakšad) — сын Сима, отец Шелаха (Бытие 10:22; I Хроник 1:17). Он включён в генеалогическую линию Авраама (Быт 11:10-13) и Иисуса (Лука 3:35-36), а также упоминается в Книге Юбилеев (Юбилеи 8:1). На сегодняшний день остаются спорными этимология имени и его историческая идентификация. Большинство исследователей считают, что, в отличие от других сыновей Сима, имена которых были односложными, имя Арпахшада состоит из двух элементов: ˀarpa + kšad (Hess, 1993; Lipiński, 1993). Подобные композитные имена встречаются в генеалогических списках династии Хаммурапи (Malamat, 1968).

Уже в древнейшей экзегетической традиции второй элемент в имени Арпахшад идентифицировался с древнееврейским Кеседом (keśed), сыном Нахора и Милки (Бытие 22:22), и халдеями (kaśdîm) (Юбилеи 9:4, Иудейские древности I 6:4). Современная наука подтверждает эту идентификацию. Согласно Э. Липиньски, глухой латеральный ś регулярно обозначается на письме с помощью графемы š в древнееврейском и арамейском, а в аккадской транскрипции передаётся с помощью звонкого латерального l (ср.: KUR Kal-du). Последнее обстоятельство объясняет появление звука «л» в русском и других европейских языках (Lipinski, 1993).

Халдеи — западносемитский народ, проживавший в Вавилонии, на юге Месопотамии, по крайней мере, с IX в. до н. э. По мнению Э. Липиньски, этимология этнонима «халдеи» может быть следующей: изначальное значение имени было «бандиты, грабители», в соответствии со значением древнееврейского kaśdîm в Иов 1:17. Скорее всего, оно связано с аккадским корнем kašādu — «достигать, завоевывать».

Что касается первого элемента имени (ˀarpa), то он представляется более спорным. Достаточно часто его связывают с ассирийским городом Аррапха, располагавшимся неподалёку от современного Киркука в Ираке (Hess, 1993). Эта идентификация локализует Арпахшада на северо-востоке Месопотамии, в значительном отрыве от этнической группы халдеев, ассоциируемых со второй частью имени. Среди других версий, основанных на эмендациях библейского текста, следует упомянуть гипотезу Г. Хёльшера, который предложил изменить консонантный состав имени ˀrpkšd на ˀrṣ kśd, что значило бы «страна Кесед / халдеев», а также вариант Н. Х. Тур-Синая, который предлагает читать ˀr kśd — «Ур Кесед / халдеев» (Hölscher, 1949; Tur-Sinai, 1961).

Интересным представляется предложение Э. Липиньски, который связывает первую часть имени ˀarpa с этнонимом ˁrb, — «бедуин, араб» (Lipiński, 1993; Lipiński, 2000). Он полагает, что зафиксированная в библейской традиции орфография отражает ассирийское произношение с характерным падением гортанного ˁ, а также с потерей различия между b и p, свойственного новоассирийскому диалекту (ср.: KUR Ar-pa-a-a — «земля арабов»). В соответствии с этой интерпретацией, имя Арпахшад представляет комбинацию двух имён, обозначающих два отдельных этнонима — арабов и халдеев. Учитывая географическую и историческую близость халдеев и арабов в южной Месопотамии, прежде всего, в новоассирийский и нововавилонский периоды, данная точка зрения заслуживает особого внимания (Lipiński, 1993; Lipiński, 2000). По мнению Э. Липиньски, расщепление имени Арпахшада на два отдельных имени, с учётом сохранившейся в Септуагинте традиции о Кенане, сыне Сима, делает количество сыновей Сима равным семи. Это в целом соответствует цифровой символике потомков Сима в Книге Бытия (Быт 10:21-31).


Халдеи и арамеи

Вопрос об этнической и культурно-исторической идентификации халдеев и их связи с арамеями остаётся открытым. Он напрямую связан с проблемой появления арамейского населения в центральной и южной Месопотамии. Согласно Д. Бринкману, возможны три объяснения процессу распространения арамейского присутствия в Месопотамии (Brinkman, 1968; Fales, 2007):

  • Постепенная арамеизация местного населения аморейского происхождения;

  • Арамейско-сутейское завоевание в XI в. до н. э.;

  • Арамейская миграция на юг в VIII в. до н. э.

Новоассирийские документы проводят чёткую границу между халдеями (LÚ Kal-da-a-a или KUR Kal-du) и арамеями/ахламеями (LÚ Aḫ-lam-i или KUR A-ra-mu), тем не менее, часто упоминая их в одном и том же контексте (Frame, 2013). Первые упоминания арамеев датируются ещё XI в. до н. э. Арамеи представляются как кочевники, бандиты и типичные враги Среднеассирийского царства на северо-западе империи: инфильтрация этого кочевого населения в районе Джезиры восстанавливается из исторических источников (Zadok, 2012). Халдеи появляются в новоассирийских источниках значительно позднее, начиная с IX в. до н. э., и соприкосновение между ними и господствующей городской культурой Вавилонии носит преимущественно мирный характер.

Однако, согласно К. Нашефу, топоним KUR Kal-da-ie-e meš встречается уже в средне-ассирийских источниках XI в. до н. э. и не содержит однозначного указания на юг Вавилонии (Nashef, 1982). Э. Липиньски считает, что это указание свидетельствует об одновременном и параллельном появлении арамеев и халдеев на исторической арене (Lipiński, 2000). Тем не менее, Р. Цадок выражает сомнение в том, что это изолированное упоминание непосредственно связано с халдейскими племенами более позднего периода (Zadok, 2013).

История перехода халдейских племён от кочевого к оседлому образу жизни не зафиксирована. Традиционная область расселения халдеев — Вавилония, между городами Борсиппа и Ур, об этом свидетельствуют все новоассирийские и нововавилонские источники (Lipiński, 2000). Согласно Г. Фрейму, неизвестно, как и когда халдеи прибыли в Вавилонию. Как правило, они не упоминаются вне юго-западной Вавилонии и района Персидского залива (Frame, 2013). По мнению Э. Липиньски, расселение халдеев на юге Месопотамии может относиться к X в. до н. э. Таким образом, к IX в. до н. э. эта группа уже перешла к оседлому образу жизни в определённом географическом ареале (Lipiński, 2000). Примечательно, что типичное аккадское обозначение халдейских предводителей raˀsāni встречается в качестве обозначения сутейских предводителей в районе Джезиры (Zadok, 2013). Возможно, эти данные указывают на общее происхождение арамеев и халдеев от кочевых групп западносемитского происхождения — ахламеев и сутеев, упоминаемых в ассиро-вавилонских источниках начиная с середины II тыс. до н. э. Так, Д. Бринкман пишет о том, что уже к XI в. до н. э. арамейская миграционная волна расщепилась на две — северную (Джезира) и южную (Вавилония) (Brinkman, 1968; Brinkman, 1984). Согласно Д. Гарбини, арамейская волна структурно напоминает другие волны западно-семитской миграции (сабейскую и древнееврейскую) с характерным расщеплением на первую и вторую волны седентеризации (Garbini, 2004).

Учёные не раз подчёркивали культурную и, видимо, языковую близость арамеев и халдеев: на эту связь указывают типичное обозначение племени Bīt-PN, ономастика и данные о социальном устройстве (Lipiński, 2000). Однако, согласно Д. Бринкману, арамеи были более склоны к кочевому образу жизни, чем халдеи (Brinkman, 1968). Также халдеи в большей мере подверглись культурной ассимиляции в рамках вавилонского ареала: многие их имена собственные и религиозный культ носят выраженный вавилонский характер. Новоассирийские источники по-разному обозначают племенных лидеров халдеев и арамеев: raʾšānu (или raʾsānu — «вожди, правители») относится к халдеям, а nasīkāni («шейхи») — к арамеям (Frame, 2013). Согласно Ф. Фалесу, для политической культуры как арамеев, так и халдеев было характерно неприятие единой централизованной власти и преобладание модели сложного союза отдельных групп, построенных по племенному родственному принципу (Fales, 2007).

Если в XI-X вв. до н. э. арамеи присутствуют на северо-западе ассиро-вавилонского ареала, то в VIII в. до н. э. арамейские племена упоминаются также в соседних с халдеями восточных регионах южной Вавилонии. В ассирийских анналах VIII в. до н. э. арамеи юга Месопотамии по-прежнему представляются ворами и разрушителями (Frame, 2013). Упоминается около пятидесяти арамейских племен Вавилонии, самые крупные и значительные из них — Gambūlu, Tuˀmūna, Ruˀa, Ḫindaru, Yadburu и Puqūdu. Характерно, что они не перешли к оседлому образу жизни. Арамеи южной Месопотамии, в отличие от своих соседей халдеев, обнаруживали тенденцию к непрекращающейся сегментации на более мелкие племенные группы (Fales, 2007).

Вопрос о генезисе этой более поздней волны арамейского присутствия в Двуречье в VIII в. до н. э. остаётся спорным. С одной стороны, появление арамеев в южной Месопотамии могло быть результатом их миграции с севера страны (Fales, 2011; Brinkman, 1968; Brinkman, 1984). С другой, южные арамеи могли быть этнически арабского происхождения (Lipiński, 2000; Zadok, 2013). Э. Липиньски подчёркивает, что именно в это время северо-арабские племена начинают селиться в южных регионах Месопотамии (начиная с VIII в. до н. э.). Согласно Р. Цадоку, некоторые племена, называемые арамеями в вавилонских источниках, были на самом деле арабского происхождения.

На связь халдеев и арамеев указывают также данные библейской традиции. К более древним историческим слоям можно отнести представление о том, что семья Авраама вышла из южно-вавилонского халдейского города Ур, который в Книге Бытия назван Ур халдеев (Millard, 2001; Groneberg, 2003), и перешла на север Месопотамии в Харан (Бытие 11:27-28), благодаря чему возникает ассоциация семьи Авраама с арамеями. Хотя саму идентификацию Авраама и его семьи с халдеями или арамеями следует, по всей видимости, считать анахронизмом, маршрут перехода древнего западно-семитского кочевого населения с юга месопотамского ареала на север представляется исторически весьма вероятным. Юг этого ареала впоследствии стал центром более ранней седентеризации, а на севере сохранились более традиционные модели кочевого или диморфного социального устройства (Millard, 2001).


Халдеи и их место в новоассирийских анналах

Древнейшее бесспорное упоминании халдеев относится к IX в. до н. э.: в надписи ассирийского царя Ашшурнацирапала II (883-859 гг. до н. э.) сообщается, что после победы над вавилонской армией в Суху в 878 г. до н. э. ассирийское господство распространилось до Халдеи (KUR Kal-du). Д. Бринкман считает, что ассирийское господство в Вавилонии никогда не было полным, и халдеи играли значительную роль в оказании сопротивления ассирийской экспансии (Brinkman, 1984). В новоассирийских источниках халдеи упоминаются как народ (LÚ kaldu/kaldayu), страна (KUR Kaldu) или провинция (pīḫat URU Kaldu) (Frame, 1992). Уже в новоассирийскую эпоху халдеи в целом представляли собой оседлое население. Несмотря на общую ассимиляцию в рамках вавилонской культуры, они сохраняли особую племенную структуру и идентичность. Об особом автономном социальном и культурном статусе халдейских племён свидетельствуют названия племен, имена собственные, элементы социальной организации. В новоассирийскую эпоху халдеи играли важную роль в политической жизни Вавилонии: в списках царей и династических хрониках упоминается около шести имен правителей Вавилона халдейского происхождения (Frame, 2013). По-видимому, эти правители относились к разным племенам и семьям, и между ними не существовало династической преемственности.

Клинописные источники периода Новоассирийского царства упоминают пять главных халдейских племён: Bīt-Yakīn, Bīt-Dakūri, Bīt-Amūkāni, Bīt-Saˀalli и Bīt-Silāni (Lipiński, 2000; Frame, 2013). Названия племён построены по определённой характерной модели Bīt-РN («дом РN»), в зависимости от контекста такое обозначение может указывать на индивида, племя, город или район (Beaulieu, 2013). Представляется, что племя Амукан, населявшее территорию к северу от Урука, было самым значительным халдейским племенем в эпоху ассирийского царя Синаххериба (705/704-681 гг. до н. э.). В отчёте Синаххериба о захваченных и разрушенных халдейских городах племя Дакур упоминается вторым по величине и располагается на юго-востоке от Борсиппы.

Крупное халдейское племя Йакин, в конце VIII в. до н. э. проживавшее в окрестностях города Ур и на болотистых притоках Персидского залива, к концу VII в. до н. э. потеряло свою значимость и исчезло из исторических источников. Видимо, оно растворилось среди населения районов, прилежащих к Персидскому заливу (Frame, 1992).

Меньше всего известно о двух последних племенах в этом списке — Саал и Силан. Видимо, в VII в. до н. э. они подверглись переселению в результате новоассирийского завоевания Вавилона (Frame, 2013). Тиглатпаласар III, Саргон II и Синаххериб сообщают в своих хрониках о депортации около полумиллиона жителей Вавилона и окрестностей, около половины из них — халдеи. Этот исторический период отмечен постоянным противостоянием Ассирии и Вавилона. Из этого, однако, не следует, что халдеи являлись бескомпромиссными врагами Новоассирийской державы. Многие из них служили в ассирийской армии и участвовали в подавлении бунтов. Другая точка зрения сводится к тому, что племя Силан исчезает из ассирийской документации, будучи поглощённым другими халдейскими племенами (Zadok, 1985).

Новоассирийские источники содержат важную информацию о социальном устройстве этой халдеев. В числе прочего, имеются указания на то, что в это время они уже не практиковали кочевой образ жизни. Надписи Синаххериба сообщают о разрушении им около 90 укреплённых городов и более 800 деревень халдеев (Frame, 2013). Новоассирийские рельефы изображают халдеев в качестве животноводов и земледельцев. Халдейские правители, по всей видимости, контролировали торговые пути, проходившие через их территории, и взимали с торговцев налоги. Согласно Д. Бринкману, несмотря на ассирийскую экспансию в Вавилонию, сопровождавшуюся уничтожением населения, разрушением городов и массовой депортацией, халдейские лидеры сумели сохранить основанные на племенном единстве политическую силу, экономическую независимость и военную мобильность (Brinkman, 1968; Brinkman, 1984; Frame, 1992).


Халдеи и Нововавилонское царство

Особый интерес представляют данные о халдеях периода Нововавилонской империи. В главе 35 книги Иеремии армия Навуходоносора, царя Вавилона, названа «армией халдеев и армией арамеев». Там же, как в ряде других библейских источников, царь Вавилона именуется также «царем халдеев». Термин Халдея используется по отношению к территории Нововавилонского царства также и греческими авторами (Страбон, Птолемей). Этот подход библейских и классических авторов лёг в основу представления о правящей династии в Вавилоне VII-VI вв. до н. э. как о «халдейской династии» (Olmstead, 1925). Однако собственно клинописные источники не предлагают никакого указания на халдейское происхождение нововавилонской династии; более того, сами халдеи ни разу не упоминаются в нововавилонских архивных документах. Тем не менее, П. Больё считает, что отражённые в библейских и классических источниках представления имеют под собой реальную историческую основу, находящую многочисленные косвенные подтверждения, в том числе и в клинописных источниках (Beaulieu, 2013).

Одним из важных источников, свидетельствующих о главенствующем положении халдеев и арамеев в нововавилонскую эпоху, является так называемый Придводный календарь (Hofkalender) Навуходоносора. Он содержит 11 имён локальных лидеров Месопотамии (rabûtu ša māt Akkadi) и датируется 7-ым годом правления Навуходоносора (598/597 гг. до н. э.). Согласно П. Больё, 4 имени указывают на важные халдейские и арамейские племена, которые известны из других ассирийских и вавилонских источников. Так, Bibea сын Dakūru и Bēl-lū-dārû сын Amūkānu являются представителями халдейских племён Дакур и Амукан, а Bēl-šumu-iškun из страны Puqūdu и Marduk-šarru-uṣur из страны Gambūlu — членами арамейских племён Пукуд и Гамбул (Beaulieu, 2013). Для сравнения также можно привести списки важнейших халдейских и арамейских племён, зафиксированные уже в источниках Новоассирийского царства. По мнению П. Больё, другие имена в списке также, скорее всего, представляют племенных лидеров халдейского происхождения, идентификация которых, впрочем, остается неточной. Примечательно, что один из этих лидеров — Nergal-šarru-uṣur, носящий титул simmagir, — упоминается в Книге Иеремии 39:3. Более того, термин rabûtu, обозначающий локальных лидеров в Придворном календаре, в других вавилонских и ассирийских источниках относится именно к халдейским и арамейским правителям. В дополнение к этому, архив храма Эанна в Уруке содержит важную информацию о социальной организации и географическом местоположении халдейских племён Амукан и Дакур, упомянутых в Придворном календаре Навуходоносора (Beaulieu, 2013).


Халдеи и арабы

Гипотеза об этнической связи между халдеями и арабами высказывалась в исследовании уже давно, однако многие учёные ставят её под сомнение (Zadok, 2013). На возможность этой связи, а также тесных культурных отношений, указывает присутствие корня k-ś-d в арабских топонимах. На это же намекает и географическая близость халдеев и арабов на южной периферии ассиро-вавилонского ареала (Lipinski, 2000). О возможной этимологии имени Арпахшад, как включающего в себя оба эти этнонима (арабы и халдеи), уже упоминалось выше (Lipiński, 1993; Lipiński, 2000).

Военные конфликты с арабскими кочевниками с севера Аравийского полуострова находят отражение уже в новоассирийских источниках, т. е. начиная с середины IX в. до н. э. (Ephˁal, 1984). Их название в этих источниках варьирует между общим обозначением всей группы, например, KUR Aribi («земля арабов»), и обозначением отдельных племён, например, KUR Sumu(’)il («земля Шамаэля») или KUR Qidri («земля Кедара»). Согласно П. Больё, аккадское обозначение арабов Arbāyû встречается впервые в анналах ассирийского царя Салманасара III (примерно 859-824 гг. до н. э.). Примечательно, что индивиды, обозначаемые как Arbāyû, необязательно имеют арабские имена, а носители арабских имен не всегда обозначаются как Arbāyû, хотя порой данные ономастики и этническое обозначение совпадают (Beaulieu, 2013). Согласно Р. Цадоку и Э. Липиньски, некоторые «арамейские» племена, упоминаемые в новоассирийских источниках, были арабского происхождения (Lipiński, 2000; Zadok, 2013).

Тогда же, в новоассирийскую эпоху, намечаются общие черты экономического, культурного и военного союза между халдеями и арабами (Fales, 2011). Согласно Ф. Фалесу, халдеи и арабы участвовали в южно-месопотамской торговой коалиции, основанной на эксплуатации морских путей и сухопутных караванов верблюдов. О военном союз между халдеями и арабами свидетельствует, в частности, участие Баскана, брата арабской царицы Иатье, в антиассирийской коалиции, и его пленение Синаххерибом в 703 г. до н. э. (Ephˁal, 1984). Арабы помогали царю Вавилона халдейского происхождения Мардук-апла-иддину II (библейский Меродах Баладан) в его походах против Синаххериба и правителю Вавилона Шамаш-шум-укину (сыну ассирийского царя Асархаддона от вавилонянки, вероятно, халдейки) в борьбе против его брата, ассирийского царя Ашшурбанипала (Frame, 2013). Значительное количество географических, этнических и собственных имён в Вавилонии, относящихся к новоассирийской эпохе, имеют арабское происхождением (Cole, 1996; Zadok, 2013; Frame, 2013).

В нововавилонскую эпоху арабы значительно расширили ареал своего проживания в южной Месопотамии. Имеются также данные об их присутствии в Трансиордании и южном Ханаане. Нововавилонские хроники сохранили свидетельства о двух основных конфликтам с арабскими племенами. Один из них произошёл в Ханаане во времена Навуходоносора II (605-562 гг. до н. э.), а второй — в Северной Аравии во времена Набонида (556- 539 гг. до н. э.) (Beaulieu, 2013). В 598 г. до н. э., за год до разрушения Иерусалима, Навуходоносор осуществил рейд против арабов на запад, в Ханаан. Считается, что именно это событие нашло отражение в Книге Иеремии (Иеремия 49:28-33).

Согласно П. Больё, вавилонская интервенция в Северную Аравию достигла кульминации в эпоху Набонида, который, проведя успешный военный поход, обосновался в городе Тейма и перенес туда свою резиденцию на десять лет (556-539 гг. до н. э.). Эти исторические события нашли отражение в вавилонских хрониках и монументальной надписи, а также в библейских и кумранских источниках. Археологические раскопки в Тейме предоставили новые данные касательно вавилонского присутствия в Северной Аравии: клинописную надпись Набонида и северо-аравийскую эпиграфику, содержащую имя вавилонского царя (Beaulieu, 2013). Эта история также свидетельствует о тесной связи халдейской династии с племенами Аравийского полуострова (Ephˁal, 1984); тем не менее, указаний на массовое проникновение арабов вглубь вавилонского ареала нет.


Библиография

  • Beaulieu P.-A. The Arameans, Chaldeans, and Arabs in Cuneifrom Sources from the Late Babylonian Period (in A. Berlejung and M. P. Streck (eds.), Arameans, Chaldeans, and Arabs in Babylonia and Palestine in the First Millennium B. C.). Wiesbaden, 2013. P. 31-55

  • Brinkman J. A. A Political History of Post-Kassite Babylonia, 1158-722 B. C. Roma, 1968.

  • Brinkman J. A. Prelude to Empire. Babylonian Society and Politics, 747-626 B. C. Philadelphia, 1984.

  • Cole S. W. Nippur in Late Assyrian Times, c.755-612 BC. Helsinki, 1996.

  • Ephˁal I. The Ancient Arabs: Nomads on the Borders of the Fertile Crescent, 9th-5th Centuries B. C. Jerusalem, 1984.

  • Fales F. M. Arameans and Chaldeans: Environment and Society // The Babylonian World / G. Leick (ed.). New York — London, 2007. P. 288-298.

  • Fales F. M. Moving around Babylon: On the Aramean and Chaldean Presence in Southern Mesopotamia // Babylon: Wissenskultur in Orient und Occident / E. Cancik-Kirschbaum, M. van Ess, J. Marzahn (eds.). Berlin, 2011. P. 91-112.

  • Frame G. Babylonia 689-627 B. C.: a Political History. Istanbul, 1992.

  • Frame G. The Political History and Historical Geography of the Aramean, Chaldean, and Arab Tribes in Babylonia in the Neo-Assyrian Period // Arameans, Chaldeans, and Arabs in Babylonia and Palestine in the First Millennium B. C. / A. Berlejung, M. P. Streck (eds.). Wiesbaden, 2013. P. 87-121

  • Garbini G. The Origins of South Arabians // Scripta Yemenica: исследования по Южной Аравии: сборник научных статей в честь 60-летия М. Б. Пиотровского. Москва, 2004. P. 203-209.

  • Groneberg B. «Zieh hinweg aus deinem Land!» Abraham, der Mann aus Ur in Chaldäa // Abraham, unser Vater/ R. Kratz, T. Nagel (Vgs.). Wallstein, 2003. P. 22-39

  • Hess R. S. Studies in the Personal Names of Genesis 1-11. Kevelaer, 1993.

  • Hölscher G. Drei Erdkarten: ein Beitrag zur Erdkenntnis des hebräischen Altertums. Heidelberg, 1949.

  • Lipiński E. Les Sémites selon Gen 10,21-30 et 1 Chr 1,17-23 // Zeitschrift für Althebraistik. Bd. 6, № 2. 1993. P. 193-215.

  • Lipiński E. The Aramaeans. Their Ancient History, Culture, Religion. Leuven, 2000.

  • Oded B. The Table of Nations (Genesis 10): a Socio-Cultural Approach // Zeitschrift für die Alttestamentliche Wissenschaft. 98, 1. 1986. P. 14-31.

  • Malamat A. Tribal societies: Biblical genealogies and Africal lineage systems // European Journal of Sociology / Archives Européennes de Sociologie. Vol. 14, № 1. 1973. P. 126-136.

  • Malamat A. King Lists of the Old Babylonian Period and Biblical Genealogies // Journal of the American Oriental Society. Vol. 88, № 1. 1968. P. 163-173.

  • Millard A. R. «Where Was Abraham’s Ur?» // Biblical Archaeology Review (May-June 2001).

  • Nashef K. Die Orts- und Gewässernamen der mittelbabylonischen und mittelassyrischen Zeit. Wiesbaden, 1982.

  • Olmstead A. T. The Chaldean Dynasty. HUCA. 2. 1925. P. 29-55.

  • Sack R. Cuneiform Documents from the Chaldean and Persian Periods. London — Toronto, 1994.

  • Tur-Sinai N. H. Jhwh Elohim in der Paradies-Erzählung Genesis II 4b-III 24 // Vetus Testamentum. 11, 1. 1961. S. 94-99.

  • Zadok R. Zur Geographie Babyloniens während des sargonidischen, chaldäischen, achämenidischen und hellenistischen Zeitalters // Die Welt des Orients. 16. 1985. S. 19-79.

  • Zadok R. The Aramean Infiltration and Diffusion in the Upper Jazira, ca. 1150-930 BCE // The Ancient Near East in the 12th-10th Centuries BCE: Culture and History / G. Galil, A. Gilboa et al. (eds.). Münster, 2012. P. 569-580.

  • Zadok R. The Onomastics of the Chaldean, Aramean, and Arabian Tribes in Babylonia during the First Millennium // Arameans, Chaldeans, and Arabs in Babylonia and Palestine in the First Millennium B. C /‎ A. Berlejung, M. P. Streck (eds.). Wiesbaden, 2013. P. 261-336.


На верхнем фото: халдеи в лодке из тростника скрываются в тростниковых зарослях от ассирийских воинов (рельеф во дворце в Ниневии)