ЭЛАМ И ЛУД И ИХ МЕСТО СРЕДИ СЫНОВЕЙ СИМА
11.06.2020
ЭЛАМ И ЛУД И ИХ МЕСТО СРЕДИ СЫНОВЕЙ СИМА

Сим — старший сын Ноя, который после Великого потопа вышел из ковчега вместе со своим отцом и братьями Хамом и Яфетом. Сим, как и его братья, имел многочисленное потомство, и, согласно Библии, от них происходят все народы земли.

В словаре Гезениуса-Майера имя сына Ноя Сим совпадает древнееврейским словом šäm, восходящим к протосемитскому этимону *šim. Протосемитский этимон имеет специфическое значение «потомок», которое фиксируется в западносемитских именах, известных из древнееврейской и финикиской эпиграфики (Renz, Rollig, 1995; Avigad, 1969), а также в аккадских и других семитских именах. Значение «потомок» имеется у аккадского слова šumu (HALOT), правда только в проклятиях и только как синоним zēru (CAD).

А. Пёбель попытался вывести имя Сима из шумеро-аккадского наименования Южной Вавилонии, которое в шумерском диалекте эмесаль выписывается без последнего гласного: Šumer/Šumi > Šäm (Poebel 1931).

Элам и Луд — первый и четвертый сыновья Сима (согласно масоретскому тексту в Быт 10:22). В отличие от других потомков Сима (Ашшура, Арпахшада и Арама), эти два эпонима не идентифицируются в качестве какой-либо семитской этнической группы, а, напротив, довольно надёжно ассоциируются с древнейшим несемитским присутствием на Ближнем Востоке.


Элам

Элам (עַילָם) — наименование страны, а также национально-политической и языковой общности, располагавшейся начиная с III тыс. до н. э. в юго-западном Иране на юго-восточном нагорье Месопотамии — это современные провинции Хузистан, Южный Луристан и Фарс (Potts, 2012). Древнейшей столицей Элама был город Аншан (Krebernik, 2006). В период персидской династии Ахеменидов территория Элама ограничивалась Сузианой (Хузистаном). Эламитами принято называть население этого района, носителей эламского языка (Potts, 2012).


Элам в Библии

Помимо списка народов в Быт 10:22 (также в 1 Хроник 1:17), Элам в Библии упоминается также в Быт 14:1, 9 в связи с коалицией царей четырёх стран: Шинара, Элласара, Элама и Гойима. В этой истории имя царя Элама — Кедарлаомер, и оно надёжно возводится к эламским ономастическим элементам *Kutur-Lagamar. Слово Lagamar происходит от аккадского божества Lāgamāl, почитавшегося в нескольких городах Вавилонии (Krebernik, 2006).

Элам также упоминается в пророческих книгах:

  • Исайя 11:11 (в списке стран, из которых Господь приведёт остаток иудейского изгнания как часть списка Куш, Элам, Шинар);

  • Исайя 21:2 (наступление врагов, Элам и Мидия в параллелизме);

  • Иеремия 25:26 (чашу гнева пьют все народы, в том числе, Зимри, Элам и Мидия);

  • Иеремия 49:34-39 (пророчество против Элама);

  • Иезекиель 32:24 (побежденные жители Шеола — Ассирия, Элам, Мешех и Тува).

Эламиты в качестве этнической группы встречаются в Книге Исайи 22:6: эламиты (Элам) и киряне (Кир) — воины-наёмники в вавилонской армии. В Книге Даниила 8:2 Даниил в видении оказывается в Сузах в провинции Элам.

Помимо этого, имя Элам упоминается в книгах Хроник и в Эздре-Неемии в качестве обозначения отдельного лица или клана из числа сынов Израиля, по всей видимости, вне всякой связи с Эламом, сыном Сима. Поскольку двое из них являются главами семей, вернувшихся с Эздрой из Вавилонии в Иудею, а ещё один был жрецом при Неемии, то можно предположить, что это имя было распространено именно в период изгнания и после изгнания. Возможно, оно связано с местом их изгнания, т. е. со страной Элам (Hess, 1992).


Элам: этимология имени

Древнееврейское ˁälām, возможно, восходит к аккадскому Elamtu (Krebernik, 2006). В шумерских текстах Элам обозначался идеограммой NIM в значении «высокий», часто в сочетании с детерминативом KI («земля, страна»), что предлагало для NIMKI значение «нагорье». Ж. Ж. Гласснер полагает, что NIM обозначает «восток» или «восточную страну», поскольку употребляется по отношению к целому ряду топонимов в юго-западном Иране (Glassner, 2005). Чтение идеограммы NIM неизвестно, но по мнению И. М. Дьяконова, Еnam/Еlam представляется наиболее возможным произношением (Дьяконов, 1967; Krebernik, 2006). Аккадское Elamtu (или KUR Elammatum) — «Эламская земля» — связано, согласно некоторым точкам зрения, с корнем ˁlw — «быть высоким» (Potts, 1999), однако М. Креберник отрицает эту этимологию.

Самоназвание эламитов Hatamti (hal Hatamti) фиксируется только с XVIII в. до н. э. Одна из наиболее популярных этимологий предложена В. Хинцем: hal — «страна», tamt (в современных транскрипциях temti) — «благой господин, бог». Следовательно, Hatamti переводится как «страна бога» (Hinz, 1971; Potts, 1999). Многие исследователи обратили внимание на фонетическое подобие аккадского Elamtu (KUR Elammatum) и эламского hal Hatamti и предположили возможное заимствование из одного языка в другой. Конкретное направление заимствования остаётся спорным. Согласно ряду мнений, аккадское название Elamtu является заимствованием из эламского термина Ha(l)tamti (Vallat, 1996; Potts, 1999.). Существует также предположение, что эламский термин является адаптацией аккадского выражения ala’itum matum, что означает «высокая страна» (Quintana, 1996), — против данной гипотезы Ф. Валла выдвинул веские возражения (Vallat, 1996). М. Креберник, тщательно исследовавший эту проблему, пришёл к выводу, что как аккадское Elamtu, так и шумерское Enam/Elam (так, согласно М. Кребернику, читается идеограмма NIM) восходят к реконструируемой им эламской протоформе *ĠaḌam(-)t. При этом автор не исключает, что предположение В. Хинца об этимологии Hatamti как «страны бога» верно (Krebernik, 2006). М. Креберник также отмечает, что древнееврейское ʕälām восходит именно к шумерскому Elam, а не к аккадскому Elamtu, так же как и древнееврейское häkal (< шум. é.gal) — «храм» и ḥiddeqel (< шум. idigna) — «(река) Тигр».

В древнеперсидских источниках эта страна называлась Ūja (графически: u-v-j). По М. Кребернику, древнеперсидское название Элама Ūja (< *hūja), которое впоследствии дало начало среднеперсидскому Ḫūzistan, является ранним заимствованием из эламского и аналогом древнеперсидского название города Сузы (Çūšā), которое соответствует позднеэламскому Šuša(n), дав начало как новоассирскому Šušan, так и древнееврейскому Šūšan. Таким образом, М. Креберник полагает, что оба древнеперсидских термина — Ūja и Çūšā — восходят к одному и тому же эламскому топониму в разной фонетической передаче.


Элам: язык и этнос

Генетическая принадлежность эламского языка остается неясной. Значительное распространение получила теория о связи эламитского с древнейшими дравидийскими языками (Дьяконов, 1967; McAlpin, 1981), которые наряду с индоевропейскими языками входят в ностратическую группу. В пользу эламо-афразийского родства выступил В. Блажек, который предложил около 100 лексических параллелей между эламским и афразийским языками (Blažek, 1992). Согласно некоторым точкам зрения, речь скорее идёт об изолированном языке. Г. С. Старостин считает, что эламский несколько дальше от сино-кавказской макросемьи, чем от афразийской и ностратической, с которыми у него примерно одинаковое количество изоглосс в пределах 100-словного списка (Старостин, 2002). Г. С. Старостин предлагает рассматривать эламитский язык в качестве представителя промежуточного состояния между ностратической и афразийской макросемьями, возможно, особой подгруппы внутри некого евразийского единства, включавшего все эти три ветви. Надо отметить, что разница в позиции учёных относительно генетической классификации эламского языка отчасти обусловлена отличием в подходе: если Д. МакЭльпин основывается на анализе морфологических изоглосс и, отчасти, фонетических и лексических совпадений, то Г. С. Старостин последовательно применяет глоттохронологический метод, основанный на анализе базового словаря.

Эламский язык дошёл до нас в нескольких видах письменной передачи. С начала III тыс. до н. э. использовалось протоэламское письмо. Ему наследовало эламское линейное силлабическое письмо, которое находилось в употреблении сравнительно недолго (в конце II тыс. до н. э.), параллельно с клинописью. Эти виды эламской письменности расшифрованы лишь частично (Englund, 2001). Аккадское клинописное письмо получило распространение в Эламе начиная со староаккадского (саргоновского) периода, вытеснив другие формы письменности. Оно оставалось основные средством эламской письменности вплоть до ахаменидского завоевания (539 г. до н. э.), в результате которого эламский язык постепенно утратил статус письменного (Krebernik, 2006). Наиболее поздний памятник на эламском языке датируется IV в. до н. э. (Khachikian, 1998).

Наши данные об эламском языке базируются на клинописных текстах, обнаруженных, прежде всего, в Сузах и других местах археологических раскопок и датируемых периодом с середины III тыс. до н. э. вплоть до IV в. до н. э. Принято делить историю эламского языка на древний, средний, новый и поздний (ахаменидский) периоды. Язык значительно трансформировался в течение своей истории. Также эламскому языку было свойственно диалектное разнообразие (Grillot-Susini, 2012). Эламским языком пользовались различные этнические группы региона (Potts, 2012).

Дж. Смит предположил, что семиты пришли из Элама, будучи вытеснены индоевропейскими племенами, поэтому в представлении автора «Таблицы народов» именно Элам — первый сын Сима (Smith, 1876, p. 188). Согласно Д. Поттсу, население Элама (Иранского нагорья) в III тыс. до н. э. представляло собой конгломерат разрозненных этнических и лингвистических групп (Potts, 1999). Р. Цадок полагает, что, в конце III тыс. до н. э. шумерограмма ELAM(.MAKI) могла относиться к любому жителю юго-восточных горных районов (Zadok, 1987).


Политическая и социальная история Элама: основные периоды

Наши представления о политической и социальной истории Элама основываются на археологических и эпиграфических источниках, обнаруженных как в самом Эламе, так и в других районах Месопотамии. Основные центры древнего Элама, где велись раскопки, это Аншан и Сузы. Первый является древнейшей столицей Элама и находится в горном юго-восточном районе страны (современный Талли Мальян), второй, расположенный в низинном северо-западном районе, был столицей Элама в более поздний период. Раскопки велись также в Хафт-тепе, Чога Занбиль, Тепе Фарухабад. Элам известен по шумеро-аккадским источникам начиная с XXV вв. до н. э., а, возможно, и раньше. Вопрос об Эламе в тексте «Энмеркар и владыка Аратты», т. е. о тождестве Араты и Элама до сих пор не решён (Krebernik, 2006).

В конце III тыс. до н. э. в Западном Иране наряду с Эламом располагались и другие государственные образования и этнические единства: Шимашки, Аншан (если он не тождествен Эламу), Мархаши, Пашиме, Забшали и др. (Potts, 2012). Д. Поттс считает, что все эти группы вряд ли отождествляли себя с эламитами. Границы географического пространства, ассоциируемого с аккадским термином Elamtu, до конца не уточнены. Ж. Ж. Гласснер отмечает, что, по некоторым данным, Элам в аккадских источниках не включает Мархаши, как было принято считать ранее; Мархаши являлось самостоятельным государством (Glassner, 2005).

Политическая история Элама приходится на эпоху с середины III тыс. до н. э. вплоть до 539 г. до н. э., когда он был завоёван Ахеменидской Персией. По мнению некоторых исследователей, можно также говорить о протоэламском периоде, который датируется началом IV тыс. до н. э.


Протоэламский период: IV — начало III тыс. до н. э.

Данные о протоэламском периоде реконструируются, прежде всего, благодаря упоминаниям в шумерской эпиграфике, где Элам фигурирует в качестве военного противника Шумера с древнейших времён. Большинство данных о протоэламском периоде восходят к Шумерскому царскому списку — источнику, историческая основа которого представляется не до конца понятой (Potts, 2012).

Возможно, к протоэламскому периоду относится джирофская цивилизации, множество артефактов которой были найдены при раскопках на юго-востоке Ирана, а также цивилизация, обнаруженная в районе реки Заянде-Руд. На Тепе Сиалк были обнаружены развилины древнего храма, построенного по модели месопотамских зиккуратов и датируемого около 3000 г. до н. э.

Важное место в археологии протоэламского периода занимает город Сузы: его историю принято делить на три периода (Potts, 1999): Сузы 1 (V тыс. до н. э.), Сузы 2 (IV тыс. до н. э.), Сузы 3 (конец IV — начало III тыс. до н. э.). К периоду Сузы 3 относятся первые упоминания Элама (NIM) в шумерских источниках.

К протоэламского периоду восходят надписи на протоэламском письме, до сих пор нерасшифрованные. Согласно некоторым точкам зрения, протоэламское письмо обнаруживает некоторое сходство с древним индийским письмом.

Согласно Д. Поттсу, нет никаких точных указаний на то, что археологические данные «протоэламского» периода и спорадические употребления шумерского географического термина NIM как-то связаны с собственно эламской историей, надежно зафиксированной только с 2700-2600 гг. до н. э. (Potts, 1999). Согласно этому «минималистскому» подходу, нет оснований говорить о протоэламском периоде.


Древнеэламский период: 2700-1600 гг. до н. э.

Д. Поттс полагает, что территория Элама в древнеэламский период, была заселена разными этническими группами, которым не была свойственна языковая гомогенность (Potts, 1999). Шумерский термин NIM и аккадское KUR Elammatum обозначали определённую территорию и геополитическую единицу, а не этническую группу или язык.

Начало древнеэламского периода отмечено утверждением Аванской династии около 2700 г. до н. э. Точное расположение местности Аван неизвестно, но Д. Поттс убеждён в том, что это один из районов к юго-востоку от Месопотамии, позднее обозначаемый шумерскими писцами в качестве земли Элам. Согласно Шумерскому царскому списку, первая династия Ура была сметена династией из Авана, которая продержалась 356 лет. К сожалению, не все имена царей Аванской династии, приводимые в списке, читаемы, однако Р. Цадок отмечает, что некоторые из них, без сомнения, представляют примеры эламитской ономастики (Zadok, 1991). Этот период отмечен постоянным военным противостоянием с Шумером, прежде всего, в правление царя Эаннатума из первой династии Лагаша. Раннединастический период в южной Месопотамии предоставляет довольно обширный материал по эламитской ономастике, кроме того, имеются данные об экономической деятельности эламитов.

Сыновья и внуки Саргона, основателя аккадской династии, тоже воевали с Эламом, и в конце III тыс. до н. э. Сузы находились под аккадским контролем (Potts, 2012). Начало III тыс. до н. э. было ознаменовано господством в Сузах и окружающий районах (Сузистане) династии Шимашки — по всей видимости, эламитов с Иранского нагорья. Конец этому господству был положен в результате экспансии Гунгунама из Ларсы. Наступил период так называемого суккалма — правления губернаторов, конец которому был положен в результате экспансии старовавилонского царя Хаммурапи (Potts, 2012).

Д. Поттс подчёркивает изначальную геополитическую разницу между Эламом и Сузианой (Хузистаном). Это отличие становится очевидным благодаря эпиграфическим данным: надписи на эламитском были в основном обнаружены в Аншане, а эпиграфических материал из Суз в основном представлен на аккадском (Potts, 1999).


Среднеэламский период (1500-1100 гг. до н. э.)

Первая династия среднеэламского периода известна как династия Кидинуидов; представители этой династии называли себя «царями Сузы и Аншана». Наиболее заметный её представитель — Терти-Ахар, основатель и строитель Кабинака, современного Хафт Тепе.

Вторая династия среднеэламского периода — династия Игахалки. Представители этой династии вступали с династические браки с касситской династией, правившей в то время в Вавилоне (Potts, 2012). Период их правления завершился в конце XIII в. до н. э., когда на смену им пришла династия Шутрукидов.


Новоэламский период (1100-539 гг. до н. э.)

От новоэламского периода до нас дошло имя только одно эламского правителя — Мир-бити-апла-уцура (984-979 гг. до н. э.). Дальнейшая история Элама была отмечена постоянными военными конфликтами с Ассирией. В частности, Элам выступал как союзник Вавилона и поддерживал халдейскую династию Меродаха-Баладана II (721-710 гг. до н. э.). Это продолжительное противостояние достигло своего пика в 653 г. до н. э. когда ассирийский царь Ашшурбанипал разбил эламитскую армию во главе с царём Те-умманом и обезглавил её предводителя (Potts, 2012). В результате Элам стал ассирийским вассалом, но, поддержав восстание против Ашшурбанипала его брата Шамаш-шум-укина, был вторично разрушен: значительные районы Сузистана были опустошены, царское кладбище — осквернено.


Ахеменидское владычество и конец эламской истории

Завершающий период эламской истории известен плохо. Время, непосредственно предшествовавшее утверждению власти династии Кира, было, по-видимому, эпохой политического плюрализма. Данных о военной экспансии персов на территорию Элама фактически нет. Ряд исследователей считают, что имя основателя Ахеменидской династии Кир — эламского происхождения. Эламское присутствие на юго-востоке Ирана отмечается также в ахеменидский, парфянский и сасанидский периоды. Есть данные о том, что эламский язык оставался разговорным в Хузистана ещё в средневековье (Potts, 2012). В более ранней работе Д. Поттс утверждает, что ни на каком этапе своей истории Элам не отличался фиксированными границами и устойчивым политическим статусом; его интеграция в Персидскую империю имела естественный характер и не означала национального краха и конца эламской истории (Potts, 1999).


Луд

Уже у Иосифа Флавия Луд ассоциируется с лидийцами — древнем несемитским населением Анатолии (ср. ассир. Luddu). Согласно Геродоту, лидийцы получили своё название благодаря имени их царя Лида (Lydus, Λυδός).

Лидийцы появляются на исторической арене около XIII в. до н. э. на месте павшей Новохеттской державы. Расцвет Лидийского царства приходится на VII — начало VI вв. до н. э., когда лидийцы подчинили фригийцев и противостояли Мидии.


Библиография

Элам

  • Blažek V. The new Dravidian-Afroasiatic parallels. Preliminary report // Nostratic, Dene-Caucasian, Austric and Amerind (ed. V. Shevoroshkin). Bochum, 1992. P. 150-65.

  • Diakonoff I. M. Die elamische Sprache. Die Sprachen des alten Vorderasien. Moscow, 1967. P. 85-112.

  • Damerow P. The proto-elamite texts from Tepe Yahya // Cambridge, Mass.: Peabody Museum of Archaeology and Ethnology, Harvard University, 1989.

  • Englund R. The State of Decipherment of Proto-Elamite // First Writing / S. Houston (ed.). Cambridge, 2001. P. 100-149.

  • Frame G. Babylonia 689-627 B. C.: a political history. Istanbul, 1992.

  • Glassner J.-J. L’onomastique de Marhaši // NABU. 2005. (1). P. 11-14.

  • Grillot-Susini F., Elam v. Elamite Language // Encyclopaedia Iranica. Vol. VIII. Fasc. 3. P. 332-335.

  • Hinz W. Persia C. 1800 — 1550 B. C. // The Cambridge Ancient History. Vol. 1, part 2. Cambridge, 1971.

  • König F. W. Die Geschichte Elams. Leipzig, 1931.

  • Krebernik M. Philologische Aspekte elamisch-mesopotamischer Beziehungen // Babel und Bibel. 3. 2006.

  • Khachikian M. L. The Elamite Language. Roma, 1998.

  • McAlpin D. W. Proto-Elamo-Dravidian: The Evidence and its Implications. Philadelphia, 1981.

  • Mutin B. The Proto-Elamite Settlement and Its Neighbors: Tepe Yaya Period IVC. 2014.

  • Peters J. P. The eldest son of Shem // Homiletic Review. 52. 1908. P. 248-251.

  • Poebel A. The Name of Elam in Sumerian, Akkadian, and Hebrew // AJSL. 48. 1931. P. 20-26

  • Potts D. T. The Archaeology of Elam. Formation and Transformation of Ancient Iranian State. Cambridge, 1999.

  • Potts D. The Elamites // The Oxford handbook of Iranian history / Touraj Daryaee (ed.). Oxford, 2012. P. 37-56.

  • Starostin G. On the genetic affiliation of the Elamite language // Mother Tongue. Vol. VII. 2002.

  • Quintana E. ELAM = haltamti = high land // NABU. 1996. 2. P. 43.

  • Vallat Fr. ELAM: haltamti / Elamtu // NABU. 1996. P. 89.

  • Zadok R. Peoples from the Iranian Plateau in Babylonia during the Second Millenium B. C. Iran. Vol. 25. 1987. P. 1-26.

  • Zadok R. Elamite onomastics // SEL. 8. 1991. P. 225-37.

Луд

  • Buxton A. H. Lydian Royal Dedications in Greek Sanctuaries. University of California. Berkeley, 2002.

  • Carruba O. Analecta linguistica anatolica. Pavia, 1997.

  • Fortson B. W. Indo-European Language and Culture. An Introduction. Blackwell 2004.

  • Hostetter E. Lydian Architectural terracottas: A Study in Tile Replication, Display, and Technique: the Archaeological Exploration of Sardis. Atlanta, 1994.

  • Loon M. N. van. Anatolia in the Earlier First Millennium B. C. Leiden, 1991.

  • Lost Languages from the Mediterranean / Best J., Woudhuizen F. (eds.). Leidenб 1989.

  • Melchert C. «Lydianin» // The Cambridge Encyclopedia of the World’s Ancient Languages / Roger D. Woodard (ed.). Cambridge, 2004. P. 601-607.

  • Munn M. H. The Mother of the Gods, Athens, and the Tyranny of Asia: a Study of Sovereignty in Ancient Religion. Berkeley, 2006.

  • Neumann G. Das Lykische und seine Verwandten. Göttingen, 2004.

  • Rostad A. Human Transgression — Divine Retribution: A study of Religious Transgressions and Punishments in Greek Cultic Regulations and Lydian-Phrygian Reconciliation Inscriptions. Doctoral thesis: The University of Bergen.

  • Yakubovich I. «Lydian Etymological Notes»: Historische Sprachforschung // Historical Linguistics. 118. 2005. P. 75-91.

  • Wallace R. W. The Lydian Word for «lion» // Die Welt des Orients. 17. 1986. P. 61-65.

Дополнительная литература

  • Avigad A. Group of Hebrew Seals //Eretz Israel. 9. 1969.

  • Isaac // ABD. V. S. 1194f.

  • Gesenius-Buhl; Zadok, R. The Pre-Hellenistic Israelite Anthroponomy and Prosopography (Orientalia Lovaniensia Analecta 28). Leuven, 1988. P. 138-454.

  • Hess R. S. Elam // The Anchor Bible Dictionary / D. N. Freedman (ed.). Vol. 2. New York, 1992.

  • Koehler L., Baumgartner W. The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament. Leiden, 1994-2000. = HALOT.

  • Renz J. Rollig W. Handbuch der Althebraischen Epigraphik. Darmstadt, 1995. II 2, 1.44.

  • Schorch Neues Bibel-Lexikon. Zürich. 1991. III. S. 565f.


На верхнем фото: воины ассирийского царя Ашшурбанипала ведут пленных эламитов после захвата города Хаману (рельеф из дворца в Ниневии, 645-640 гг. до н. э.)