ФЕНОМЕН КУЛЬТУР КРАШЕНОЙ КЕРАМИКИ ОТ ЕВРОПЫ ДО КИТАЯ
03.08.2020
ФЕНОМЕН КУЛЬТУР КРАШЕНОЙ КЕРАМИКИ ОТ ЕВРОПЫ ДО КИТАЯ

Культурами «крашеной керамики» называют целый ряд евразийских археологических культур эпохи неолита, характерной чертой которых является роспись керамических сосудов орнаментами. Распространение этих культур на новые территории шло параллельно с распространением земледелия. В настоящее время с известной степенью уверенности можно утверждать о том, что имеется тесная связь между земледельческими культурами «плодородного полумесяца» на Ближнем Востоке и многочисленными культурами «крашеной керамики», распространёнными от Юго-Восточной Европы до Средней Азии. В качестве примера можно привести культуры Кукутени-Триполье (VI-III тыс. до н. э.) и Джейтун (VI тыс. до н. э.). Вторым крупным регионом распространения культур «крашеной керамики» является Восточная Азия, а именно Центральный Китай и прилегающие области. В современной научной литературе наиболее широко распространена точка зрения о независимом происхождении этих двух линий развития орнаментированной керамики.
Данный обзор ставит задачей осветить возникновение культур «крашеной керамики» на Ближнем Востоке и в Китае и вновь поднять вопрос о возможности культурного взаимодействия в процессе формирования данного феномена в столь отдалённых областях.

«Крашеной керамикой» называют сосуды красного цвета с моно- или полихромной росписью. Наиболее распространёнными формами сосудов являлись различного рода глубокие чаши, миски и кувшины. Сосуды лепились вручную и часто были тонкостенными. Орнаментация в различных центрах имеет множество разновидностей, но приоритетными, как правило, являются геометрические узоры, круги или овалы, волнообразные узоры, сетки, стилизованные листья с тремя и более лопастями и т. д. Узоры наносились до обжига, а красителями чаще всего служили широко распространённые оксиды железа, которые при обжиге приобретали различные оттенки: от тёмно-красного до тёмно-коричневого. Во многих культурах «крашеной керамики» в сравнении с общим количеством находок доля сосудов с росписью составляла всего 15-20% (Джейтун, Мяодигоу и т. д.). Что касается остальной керамики, то она могла отличаться как по производственным характеристикам (толстостенная, серая или чёрная благодаря другой технологии обжига, сосуды принципиально других форм и т. д.), так и характером орнаментации (нарезной, штампованный орнамент либо полное его отсутствие).

Древнейшие памятники Ближнего Востока, в которых появляется «расписная керамика», относятся к VII тыс. до н. э. С самого начала орнаментированные сосуды были тесно связаны с земледельческим укладом. В последующие тысячелетия шло постепенное распространение производящего хозяйства на прилегающие территории (в VI тыс. до н. э. — Чатал-Хёюк в Анатолии и Джейтун в Средней Азии), что сопровождалось появлением там характерной керамики с росписями.

На территории Китая наиболее ранним памятником, относящимся к культурам «расписной керамики», является Дадивань (大地灣) в провинции Ганьсу. Он расположен в западных предгорьях, прилегающих к Великой Китайской равнине. Датировки данного комплекса: от 5800 до 2800 гг. до н. э. Впоследствии керамика с росписью распространилась на восток, на территорию Центральной равнины. 

При несомненном сходстве целого ряда черт в культурах «расписной керамики» Западной и Восточной Азии (тесная связь с земледелием, сходные формы сосудов и орнаментации) существует целый ряд вопросов, которые препятствуют однозначному выводу о заимствовании в Китае новых форм керамики.

Во-первых, территория «Плодородного полумесяца» и Великая Китайская равнина представляют собой первичные очаги доместикации растений, наиболее важными из зерновых культур там являлись, соответственно, пшеница и просо. Совершенно очевидно, что существовали гигантские отличия в природно-климатических условиях и формах хозяйственной жизни этих центров.
Во-вторых, археологические раскопки в Центральной Азии (включая Синьцзян) до настоящего момента не выявили ранних памятников культур «расписной керамики», способных служить связующим звеном между двумя центрами земледелия — западным и восточным. К VI тыс. до н. э. относятся пограничные памятники культур «расписной керамики» Западной (Джейтун в Туркмении) и Восточной Азии (Дадивань в Ганьсу) — их разделяет несколько тысяч километров. Эти территории (за немногими исключениями) и сейчас, и в VII-VI тыс. до н. э. по природно-климатическим условиям были неблагоприятны для заселения человеком. Появление культур производящего хозяйства в Центральной Азии относится к существенно более позднему времени, и доказуемо связывается с западным или восточным очагами земледелия.

Таким образом, глубокое своеобразие развития восточного и западного центров доместикации растений и отсутствие свидетельств существования неолитических культур «расписной керамики» в Центральной Азии в VII-VI тыс. до н. э. служат основанием для вывода о параллельном развитии керамического производства, которое независимо пришло к феномену «расписной керамики» в каждом из очагов. В настоящее время подобная позиция является наиболее распространённой как среди китайских исследователей, так и в западной академической школе. Большинством исследователей признается наличие тесных связей и взаимовлияний культур «крашеной керамики» Ближнего Востока, Малой Азии, Юго-Восточной Европы, Средней Азии и прилегающих регионов. При этом район Восточной Азии представляется изолированным, поскольку в Центральной Азии отсутствуют свидетельства ранних культур крашеной керамики.

С другой стороны, несомненное сходство сосудов «крашеной керамики» на пространстве Евразийского континента неодкратно привлекало внимание искусствоведов и культурологов, которые заявляют о ничтожно малой вероятности параллельного развития подобных форм и орнаментов в настолько близких хронологических границах.

Не стоит забывать и о том, что отсутствие находок на территории Центральной Азии в своё время служило обоснованием существования там изолированного очага эволюции человека в палеолите, а позднее — автохтонного развития колёсного транспорта и металлообработки на территории Восточной Азии. В настоящее время в академических кругах эти построения считаются несостоятельными, и всё больше исследователей признают, что территория Центральной Азии и Синьцзяна, несмотря на неблагоприятные условия для проживания, не являлась непроходимым барьером для миграций человеческих коллективов с Востока и Запада с глубочайшей древности. Следует также отметить, что плотность населения Центральной Азии была несравнимо меньше, чем в регионах с развитым земледелием, что привело к существованию значительно меньшего количества памятников. Раскопки на этой территории крайне сложны в силу природно-климатических условий. Помимо этого, и организация археологических раскопок, и публикация материалов нередко затруднительны и по политическим мотивам.

В настоящее время всё больше специалистов занимаются исследованием трансконтинентального маршрута через Центральную Азию (Frachetti Michael D. The Multi-Regional Emergence of Mobile Pastoralism and the Growth of Non-Uniform Institutional Complexity Across Eurasia // Current Anthropology. 2012 53(1): 2-38). Его важная роль в становлении бронзового века Восточной Азии уже давно широко признаны в международном научном сообществе, не говоря уже о его существовании в более позднее время, когда по «шёлковому пути» шёл постоянный обмен товарами и технологиями между Китаем и западными странами вплоть до Европы. 

До сих пор нет археологического подтверждения того, что в VII-VI тыс. до н. э. происходили миграции населения культур «расписной керамики» из Западной Азии в Восточную через Центральную Азию. Несмотря на это, вероятность подобных переселений представляется вполне возможной, поскольку у культур «крашеной керамики» существует целый ряд общих признаков: связь с земледелием, специальные формы керамики (часто отличной от обиходных разновидностей памятников), закономерности орнаментации.


Аннотированная библиография

  • Nieuwenhuyse O. P., Akkermans P. M. M. G., van der Plicht J. Not so coarse, nor always plain — the earliest pottery of Syria // Antiquity, 2010. № 84. P. 71-85.
Древнейшие находки на памятнике Телль Саби-Абьяд (Сирия) предоставляют исследователям стратиграфию перехода от докерамического неолита к керамическому (около 7000 г. до н. э.). Достаточно неожиданно наиболее ранние находки керамики демонстрируют уже развитую технологию с использованием минеральных добавок, обжигом и росписью. Более примитивная толстостенная керамика с растительными добавками появилась на несколько столетий позже, и это обстоятельство позволило исследователям предположить, что её первоначальное появление было связано с влиянием извне. В рамках исследуемого вопроса важно само наличие расписной керамики на территории Сирии около VII тыс. до н. э.


  • Franz I., Ostaptchouk S. Illuminating the pottery production process at Çatalhöyük West Mound (Turkey) around 8000 cal. BP. // Naturwissenschaftliche Analysen vor- und frühgeschichtlicher Keramik II — Methoden, Anwendungsbereiche, Auswertungsmöglichkeiten. Universitätsforschungen zur Prähistorischen Archäologie Band 216. Bonn, 2012. S. 97-129.
Начиная с 2006 г. в рамках проекта по исследованию Западного холма памятника Чатал-Хёюк в Турции было обнаружено 58 тысяч фрагментов керамики общим весом более 960 кг. Данные раскопки проводились с целью выявить культурные изменения на памятнике и регионе в целом. Около 6000 г. до н. э. на памятнике впервые появляется красная расписная керамика в больших количествах. Большинство сосудов предназначалось для сервировки и хранения пищи и по орнаментации и форме напоминают плетёные изделия. Для росписи использовались оксиды железа. Таким образом, данный памятник относится к VI тыс. до н. э. и обладает плоскодонной орнаментированной керамикой, характерной для культур «крашеной керамики».


  • Массон В. М. Поселение Джейтун. Л., 1971.
Поселение Джейтун расположено в 30 км от Ашхабада (Туркмении), в зоне первых песчаных гряд Каракумов. Раскопки городища производились в 1950-60-х гг. советской археологической экспедицией.

На основании обнаруженных материалов исследователи выделили археологическую культуру Джейтун, в которую включили более 13 (на момент издания монографии) памятников. Широкое сопоставление материалов неолитических культур Ближнего и Среднего Востока даёт основания датировать культуру Джейтун VI тыс. до н. э. Было выделено три периода развития этой культуры, прежде всего, на основании орнаментации керамики.

Керамика Джейтуна выполнена ленточным способом; поверхность заглаживалась. Фрагменты с росписью составляли от 8 до 19% от общего числа находок. Основной цвет сосудов — светло-терракотовый и желтовато-рыжий; роспись, вероятно, производилась красной краской, которая в процессе обжига приобретала цвет от малинового до темно-коричневого. Автор называет сосуды, которые чаще всего расписывались, «корчагами» (форма горшка); хотя, насколько можно судить по рисункам, первая фаза Джейтуна чаще может характеризоваться расписными мискообразными сосудами с плоским днищем.

В монографии указывается, что культура Джейтун представляла собой северо-восточную окраину распространения неолитических культур Ближнего Востока.


  • Fiskesjö M., Chen Xingcan. China Before China: John Gunnar Andersson, Ding Wenjiang, and the Discovery of China’s Prehistory. Stockholm, 2004.

Монография, изданная на материалах коллекции Стокгольмского музея дальневосточных древностей, посвящена выдающемуся учёному Джону Андерссону, открывшему первую культуру крашеной керамики на территории Китая.

Геолог по образованию, начиная с 1914 г. Джон Андерссон являлся советником по добыче природных ресурсов китайского правительства. Помимо своих прямых обязанностей, он также проявлял интерес к культурному наследию и при случайном обнаружении неолитической культуры близ селения Яншао в 1921 г. провёл археологические изыскания. Эти исследования положили начало организованным археологическим раскопкам в Китае. Обнаруженные в Яншао материалы: керамика, каменные и костяные изделия — позволили сделать вывод о том, что данная культура относится к неолиту — периоду, о котором на начало XX в. не было известно практически ничего.

Д. Андерссон впервые сопоставил керамические сосуды с росписью культуры Анау, восточноевропейского Триполья и Хэнаньского Яншао и пришёл к выводу об их удивительном сходстве.


  • Институт археологии и культурного наследия провинции Ганьсу (甘肅省文物考古研究所). Отчёт о раскопках неолитического памятника Дадивань в уезже Цинь’ань (秦安大地湾 新石器时代遗址发掘报告). В 2 т. 2006.
Памятник Дадивань является одним из крупнейших неолитических комплексов на территории провинции Ганьсу и датируется 5800-2800 гг. до н. э. 

Раскопки проводились в 1978-84 гг. и в 1995 г. В ходе этих работ было обнаружено 240 фундаментов строений, 325 ям различного назначения, 71 погребение, 35 гончарных печи. Среди находок — более 4000 фрагментов керамики, около 1900 каменных орудий, и более 2200 костяных изделий.
Мощность культурного слоя памятника составляет 1-2 м, в ряде случаев достигает 3 м. Могут быть выделены 5 фаз с датировками 7800-4800 гг. от настоящего времени:

первая фаза относится к пре-яншаосской фазе;

фазы со второй по четвёртую относятся к культуре расписной керамики Яншао (仰韶 );

пятая фаза связана с культурой Чаншань (常山).

Наиболее важными являются результаты исследования керамики первого периода. Соотношение красной и серой керамики практически равное; сосуды достаточно тонкостенные. Наиболее часто встречаются круглодонные сосуды, многие из которых имеют 3 ножки или поддон. 66% имеют шнуровой орнамент, 22% сосудов с росписью, причём в погребениях данного периода встречаются только сосуды со шнуровым орнаментом. Керамика со шнуровым орнаментом заметно отличается от расписных сосудов.

Данный памятник считается одним из древнейших образцов культуры Яншао. При этом следует отметить, что он находится на территории провинции Ганьсу, которая соединяет плодородные земли Великой Китайской равнины и Центральную Азию (в широком смысле этого термина, включающего в себя Синьцзян). Таким образом, один из наиболее ранних памятников культур расписной керамики оказывается на территории, связующей земледельческие районы Восточной Азии с остальной Евразией.


  • Институт археологии Китайской Академии наук (中国社会科学院考古研究所). Мяодигоу и Саньлицяо: археологический отчёт о проведении работ для водохранилища на реке Хуанхэ (庙底沟与三里桥:黄河水库考古报告之二). Пекин, 1959.
В 1955-1957 гг. были проведены раскопки двух крупных памятников эпохи неолита в провинции Хэнань — Мяодигоу и Сяньлицяо. В рамках настоящего обзора наибольшее значение имеет культурный слой памятника, относящийся к культуре Яншао. В нём были обнаружены остатки жилища, погребение, более 160 мусорных ям. 

Сосуды представлены тонкостенной и толстостенной красной керамикой (53% и 32% соответственно), изготовленной вручную; тонкостенная керамика с росписью составляет 14% от общего числа находок. Датировок комплексов авторы отчёта не приводят.

Авторы отчёта пишут об ошибках, допущенных Д. Андерссоном при раскопках памятника близ Яншао, которые были исправлены материалами Мяодигоу. Подобная риторика была широко распространена в археологических отчётах 1950-х гг., когда в недавно образованной КНР пытались найти замену утерянным либо увезённым материалам по ключевым периодам истории Восточной Азии. Так, вместо датирования новых археологических памятников «расписной керамики» по материалам из раскопок Яншао была принята периодизация по материалам из Мяодигоу.


  • Управление материальным наследием провинции Хэнань (河南省文物管理局). Археологический отчёт о работах по подготовке водохранилища Сяоланьди реки Хуанхэ (黄河小浪底水库考古报告). В 2 т. Чжэнчжоу, 2006.
Двухтомник даёт описание раскопок на целом ряде памятников на территории, предназначенной для создания водохранилища на реке Хуанхэ. 

Несмотря на достаточно скромные размеры, практически каждый памятник имеет археологические слои, относящиеся к культурам «расписной керамики» — Яншао и второму этапу Мяодигоу (в данном отчёте культура Мяодигоу понимается отдельно от Яншао). 

Данный отчёт демонстрирует, насколько широко были распространены культуры «расписной керамики» в колыбели китайской цивилизации — течении реки Хуанхэ. Ещё одним важным выводом является то, что заселение Центральной Китайской равнины ещё в неолите было крайне плотным, благодаря чему количество поселений и археологических находок несопоставимо с другими, менее заселенными, районами Азии.


  • Отдел культуры провинции Шаньдун, музей города Цзинань (山东省文物管理处, 济南市博物馆). Давэнькоу — археологический отчёт раскопок кладбища эпохи неолита (大汶口——新石器时代墓葬发掘报告). Пекин, 1974.
Давэнькоу располагается на востоке Китая, в провинции Шаньдун, достаточно далеко от центров культуры Яншао, и представляет собой центр одноименной неолитической культуры (4100-2600 гг. до н. э.).

В процессе раскопок был обнаружен целый ряд изделий (32 предмета), по форме и орнаментации крайне близкий культуре Яншао. В первую очередь, имеются в виду мискообразные сосуды и кувшины с ручками по бокам и орнаментальным фризом по плечикам. Сходство этих и ряда других сосудов позволило авторам отчёта поставить вопрос о связях культур Давэнькоу и Яншао. При этом подавляющее большинство керамических сосудов культуры Давэнькоу существенно отличаются как по облику, так и по орнаментации (триподы на высоких ножках, вазы-миски на высоких резных поддонах). 

Таким образом, первоначальный археологический отчёт фиксировал несомненные связи культур Яншао и Давэнькоу.


  • Чжан Юнь (张云). Расписная керамика культуры Давэнькоу (大汶口文化的彩陶) // Журнал «Культурное наследие юга Китая» (南方文物), 2007, № 3. С. 125-127.
  • Хэ Дэлян (何德亮). Особенности орнаментации расписной керамики культуры Давэнькоу (大汶口文化彩陶的艺术特征) //Журнал «Культура юго-востока Китая» (东南文化), 2008, № 4. С. 6-11.
Две статьи рассматривают феномен расписной керамики культуры Давэнькоу, при этом не упоминая о культуре Яншао и несомненных параллелях в форме и орнаментации сосудов. Давэнькоу — неолитическая культура прибрежных районов востока Китая с центром в современной провинции Шаньдун, время существования которой относят к 4100-2600 гг. до н. э.

Обе статьи рассматривают расписную керамику культуры Давэнькоу вне связи с сосуществовавшей ей культурой Яншао. Для выводов о существенном влиянии культуры Яншао достаточно сравнить горшкообразные сосуды с характерной росписью в виде многолистников с расписной керамикой из Мяодигоу.

Представляется, что тенденция к изолированному рассмотрению материалов неолитических культур даёт крайне превратное представление о процессах, которые происходили в древности на территории Восточной Азии. При подобном подходе в китайской археологической литературе часто создаётся впечатление, что каждая локальная культура или её вариант изобретали все культурно-технические открытия заново.


  • Институт археологии и этнографии провинции Ляонин, музей города Чифэн (Внутренняя Монголия) (辽宁省文物考古研究所, 赤峰市博物馆). Памятник Дананьгоу — археологический отчет о раскопках могильника культуры пост-Хуншань (大南沟-后红山文化墓地发掘报告). Пекин 1998.
Два могильника близ деревни Дананьгоу недалеко от города Чифэн автономного района Внутренней Монголии (КНР) располагаются на холме, около 1000 м над уровнем моря. Общее количество погребений превышает 80. Большинство могил — прямоугольной формы, располагаются рядами. Погребальный инвентарь включает изделия из камня и кости, в том числе составные орудия с микролитами, и керамику красного и чёрного цвета с росписью.

Была проведена радиоуглеродная датировка 3 образцов: две человеческие кости дали даты середины II тыс. до н. э., фрагмент дерева — III тыс. до н. э. При этом авторы отчёта относят могильники к позднему неолиту (около 2500 г. до н. э.) на основании характера керамики, которая имеет параллели с археологическими культурами Хуншань (4700-2900 гг. до н. э.), Нижняя Сяцзядянь (2200-1600 гг. до н. э.) и Давэнькоу (4100-2600 гг. до н. э.), при этом последняя из них располагается на территории приморской провинции Шаньдун.

Среди керамических сосудов обращают на себя внимание двуручные амфоры и чаши с росписью, характерные для многих других центров культур «крашеной керамики».
В целом, сходство форм и типов росписей позволяет отнести данную культуру к неолиту, хотя по датировкам она вполне может относиться к раннему бронзовому веку Китая.


  • Чжу Яньпин (朱延平). Исследование происхожения орнаментации расписной керамики культуры Хуншань (红山文化彩陶纹样探源 ) // Журнал «Исследования археологии окраин Китая» (边疆考古研究), 2007.
  • Чэнь Гоцин (陈国庆). Новое исследование истоков культуры Хуншань (红山文化渊源再探讨) // Журнал «Исследования археологии окраин Китая» (边疆考古研究), 2012, № 01.
На страницах журнала «Исследования археологии окраин Китая» Цзилиньского университета были напечатаны несколько статей о происхождении расписной керамики культуры Хуншань.

Данная культурная общность располагалась на территории северо-восточного Китая от Внутренней Монголии до провинции Ляонин; период существования культуры — 4700-2900 гг. до н. э. На ряде памятников культуры Хуншань встречаются сосуды с орнаментацией, крайне близкой культурам «расписной керамики». В связи с вопросом происхождения орнамента культуры Хуншань исследователь Чжу Яньпин выдвинул тезис о соотношении влияния предшествующих местных культур и культур бассейна реки Хуанхэ. Автор с разной степенью убедительности объясняет связь процарапанного и шнурового орнамента с расписным. 

Второй исследователь, Чэнь Гоцин, напротив, в большинстве случаев сравнивает керамику культуры Хуншань с культурой Мяодигоу (локальный вариант культуры Яншао), что вполне понятно в случае расписной керамики, но вызывает вопросы относительно других видов керамики.

Культура Хуншань демонстрирует важную тенденцию культур китайского неолита — при сохранении значительной преемственности керамической традиции с предшествующим периодом появляются культурные заимствования из культур «расписной керамики».


  • Лю Чипин (刘持平). Обнаружение и исследование доисторического орнамента в виде рисунка кожи пальцев в Китае (中国原始指纹画的发现与研究) // «东南文化», 2001, № 5. С. 63-69.
Основным тезисом статьи служит предположение, что в основе спиралевидного узора, широко распространённого в культурах «расписной керамики», лежит художественно переосмысленный рисунок кожи пальцев рук человека. 

При всей схожести узоров следует отметить, что в значительном количестве случаев удается проследить истоки узора в геометрическом орнаменте: сочетание параллельных линий и точек или овалов между ними. С течением времени параллельные линии становились всё более пластичными, что и привело к появлению спиралевидных орнаментов. Широкое распространение подобных узоров относится к сравнительно поздней культуре «крашеной керамики» Мяцзяяо (3800-2900 гг. до н. э.). В ранних памятниках Дадивань, Мяодигоу преобладали более угловатые формы, которые никак нельзя соотнести с рисунком кожи на пальцах.

Данная статья в очередной раз обращает внимание на причудливость построений местных научных школ в попытке доказать культурную независимость китайских археологических культур от любого влияния извне.


  • Хань Цзянь’е (韩建业). «Дорога крашеной керамики» и ранний культурный обмен Китая и Запада ("彩陶之路«与早期中西文化交流) // Археология и материальное наследие (考古与文物), 2013, № 1. С. 28-37.
Автор статьи разрабатывает концепцию «дороги расписной керамики», связывающей Китай и западные страны. По его мнению, традиции росписи керамики зародились в неолитических земледельческих поселениях культуры Байцзя в бассейнах рек Вэй и Хань в провинциях Ганьсу и Шэньси (5800-5000 гг. до н. э.). В период с 5000 по 4200 гг. до н. э. распространилась культура Яншао, которая занимала территорию провинции Шэньси. Что касается продвижения «расписной керамики» на запад, в Цинхай и Сычуань, это произошло около 3500 лет до н. э., во время фазы Цяньху культуры Яншао. Отличия в характере орнаментации объясняются дистанцией, не дававшей этим очагам существовать в постоянном контакте. Позднее экспансия пошла ещё дальше на запад. Расписную керамику несло с собой население с земледельческим укладом.

По мнению автора, существовало две основные дороги на запад в обход Тибетского плато: северный и южный пути, по которым в III-I тыс. до н. э. шло распространение расписной керамики из Китая.

Следует отметить, что автор игнорирует целый ряд факторов как локального, так и глобального характера. Прежде всего, никак не комментируется тот факт, что первичное появление культур расписной керамики в культуре Дадивань происходит на западных границах китайской зоны производящего хозяйства и в течение полутора тысяч лет движение шло на восток — на территорию современных провинций Шаньси и Хэнань. 

Также вызывает недоумение связь культур крашеной керамики в Синьцзяне и Узбекистане конца II — начала I тыс. до н. э. (к примеру, Чустского поселения земледельцев Ферганской долины) с неолитом Китая. 

Что касается основного тезиса статьи — распространения земледельческого населения и расписной керамики в IV-I тыс. до н. э. на запад из бассейна реки Хуанхэ — его можно признать вполне обоснованным и подтверждённым документально. При этом не следует забывать о том, что это движение имело место сравнительно позднее.


  • LI Shuicheng. Discussion of Sino-Western Cultural Contacts and Exchange in the Second Millennium B. C. Based on Recent Archaeological Discoveries. Pennsylvania University, 1999.
Монография рассматривает распространение, начиная с V тыс. до н. э., культуры «расписной керамики» Яншао на запад, на территорию Синьцзяна. Таким образом, можно видеть, что теория о распространении культур «крашеной керамики» на Запад из Китая является довольно популярной как в Китае, так и на Западе. При этом следует отметить, что это отнюдь не снимает вопрос о связях Китая с Западом. Вполне можно предположить, что культурные инновации могли быть принесены мобильными группами населения, которые не заселили Синьцзян достаточно плотно, чтобы оставить следы своего пребывания.


  • An Zhimin. Neolithic Communities in Eastern Parts of Central Asia // History of civilizations of Central Asia. Vol. 1: The Dawn of Civilization, Earliest Times to 700 B. C. / ed. by Ahmad Hasan Dani, Vadim Mikhaĭlovich Masson. 1992. P. 148-163.
Глава, вошедшая в первый том «History of Civilizations of Central Asia», изданного ЮНЕСКО, даёт достаточно полную характеристику неолитических памятников востока Центральной Азии.
Автор пишет о том, что на территории западных областей современного Китая, прежде всего Синьцзяна, обнаружено весьма небольшое количество материалов, которые относились бы к неолиту. В работе, впрочем, не указано, что существует несколько причин этого. Во-первых, на территории Синьцзяна переход к производящему хозяйству произошёл намного позже, чем на Великой китайской равнине, и даже после этого плотность населения была несравнимо меньше, что привело к существованию значительно меньшего количества памятников. Раскопки на территории Западного края крайне затруднены в силу природно-климатических условий, к тому же сложности в проведении раскопок и публикации материалов были во многом связаны с политическими решениями. 

В силу отсутствия материалов по неолиту Синьцзяна, основную часть работы составляет описание автором неолитических памятников западных областей собственно Китая (Дадивань, Баньпо), даётся характеристика культуры Яншао. 

Что касается материалов из Синьцзяна, автором утверждается, что в распоряжении учёных имеется крайне мало материалов, на основании которых можно было бы выявить местную археологическую культуру. Фокус автора вновь и вновь переносится на культурную зону провинции Ганьсу, образующую связующее звено между культурами Великой Китайской равнины и Западом.


  • Кожин П. М. Место расписной керамики Китая среди евразийских неолитических культур // Синологи мира к юбилею Станислава Кучеры. Ученые записки отдела Китая ИВ РАН. Вып.11. М., 2013. С. 77-99.
П. М. Кожин — археолог и востоковед, занимающийся древними производственными технологиями и коммуникациями на территории Евразии в древности и средневековье. Данная статья посвящена общим аспектам возникновения, распространения и дальнейшего функционирования культур крашеной керамики на широких пространствах Евразии. 

Исследование важно, прежде всего, широким охватом в хронологическом и территориальном плане, оно выявляет сходства и различия в развитии основных земледельческих центров. Расселение человеческих групп автор увязывает с климатическими изменениями, а в дальнейшем — с принципиальными инновациями, связанными с переходом к производящему хозяйству и освоением ремесленных навыков изготовления орудий и керамики. Автор убедительно демонстрирует происхождение целого ряда форм керамики и орнаментации культур «расписной керамики», связывая их с докерамическими сосудами (плетёными, деревянными, каменными и т. д.). 

Таким образом, данная работа обобщает большое количество сведений о связи культур «расписной керамики» Евразии с земледелием, их технологических и орнаментальных особенностях, и убедительно демонстрирует внутреннюю связь Западного и Восточного центров при отсутствии археологических подтверждений.


  • Li Liu. The Chinese Neolithic: Trajectories to Early States. Cambridge, 2005.
Монография посвящена реконструкции по данным археологии социальных и экономических процессов в Китае в неолитический период. Автора, в частности, интересуют тенденции изменения характера расселения и увеличения памятников в среднем течение реки Хуанхэ в период культуры Яншао. Как убедительно показано в монографии, благодаря высокоразвитому земледелию в этот период наблюдается крайне плотное заселение благоприятных для проживания регионов Великой Китайской равнины.

Вопросы происхождения культур «крашеной керамики» на территории Китая и сходство форм и орнаментации керамики с западными культурами упоминаются лишь вскользь, как и историографические баталии по этому поводу, разгоревшиеся в первой половине XX в. По мнению автора, сходство глиняных статуэток культуры Яншао и центральноазиатских культур свидетельствует в пользу предположения о том, что культурные контакты между Востоком и Западом имели место в доисторический и исторический периоды задолго до существования «шёлкового пути».

Таким образом, в монографии признаётся сходство ряда феноменов периода распространения культур «крашеной керамики», но в силу отсутствия несомненных археологических доказательств о культурном сходстве говорится с определённой долей условности.


На верхнем фото: керамика культуры Яншао в коллекции Стокгольмского музея дальневосточных древностей (автор фото: Daderot