ЗАСЕЛЕНИЕ ХАБУРСКОЙ СТЕПИ В VI-II ТЫС. ДО Н. Э.
14.08.2020
ЗАСЕЛЕНИЕ ХАБУРСКОЙ СТЕПИ В VI-II ТЫС. ДО Н. Э.
Корниенко Т. В.

Северная/Верхняя Месопотамия (или Джезира), территория междуречья Тигра и Евфрата, представляет собой плато, ограниченное с севера горами Тавра, имеющими высоту 2000-3000 м над уровнем моря, а с юга — северной оконечностью Сирийской пустыни.

Джезира — это северный 400-километровый участок природного региона, имеющего очертания дуги длиной в 1500 км, который обеспечен режимом благоприятного дождевания. В связи с этим он играл исключительно важную роль в истории человечества, начиная с неолита, когда он стал одним из основных центров становления производящего хозяйства, за что и получил наименование «Плодородного полумесяца».

Плато имеет наклон с севера на юг. В северной (турецкой) части перепад составляет 1000-500 м (Erinch, 1980, p. 76), а в южной (сирийской и иракской) части — 450-300 метров над уровнем моря (Wilkinson 1994, p. 484), что обеспечивает сток почти всех существующих в регионе рек, как постоянных, так и сезонных, в южном направлении.

Единственным препятствием на их пути в средней части Джезиры являются две горные гряды: Джебель Абд эль-Азиз и Джебель Синджар. Они, а также отдельно стоящий потухший вулкан Каукаб определяют направление движения и характер водосбора самого большого из притоков Евфрата — Хабура.

Район Хабура, восточного притока Евфрата, в географическом отношении является западным продолжением северомесопотамской равнины. Система притоков Хабура, часто называемая «Хабурским треугольником», своими очертаниями напоминает перевёрнутый треугольник со стороной примерно в 200 км. Таким образом, площадь водосбора составляет примерно 20000 кв. км.

Река Хабур течёт от современной турецкой границы по обширной открытой степной территории, лежащей на полпути между Евфратом на западе и сердцем Ассирии на востоке, в долине Тигра (Отс, Отс, 1996, с. 148).

«Хабурский треугольник» в рамках северомесопотамской равнины образует самостоятельную экологическую подсистему, обусловленную единой гидрологической сетью, однородностью почвенного покрова и режимом распределения осадков, являющемся частью обширной области традиционного неполивного земледелия (Амиров, 2000; 2010, с. 22).

Рассматривая накопившийся к настоящему времени материал, полученный в ходе археологических разведок и раскопок поселений Джезиры, можно выделить несколько этапов в истории заселения данного региона Северной Месопотамии на протяжении VI-II тыс. до н. э.

В VI тыс. до н. э. в Северной Месопотамии получает распространение хассунская археологическая культура, эволюционировавшая из памятников Телль Сотто — Умм Дабагийя. Её носители уже были полноценными земледельцами и скотоводами. В сирийской части Джезиры на начало XXI века открыты и в разной степени обследованы восемь памятников хассунской культуры (Багду, 2009). Территория Северо-Восточного Ирака в силу политических обстоятельств исследована хуже. Тем не менее, и здесь проводились стационарные раскопки хассунских памятников. Одним из них является подробно исследованный советской экспедицией Ярым Тепе 1, материалы которого были оперативно введены в научный оборот. Активное заселение центральной части Северной Месопотамии начинается с халафского периода.


Халафская культура (конец VI — 1-я половина V тыс. до н. э.).

Распределение халафских памятников тяготеет к современной полосе осадков 300-450 мм годовых. В Ассирии плотность халафских памятников значительно выше. Только в районе Телль аль-Хава отмечено 42 халафских поселения (Wilkinson, 1990, p. 49-62). По мере распространения халафских памятников на запад в этом же климатическом поясе количество их уменьшается, хотя в северной части Хабурской степи халафские памятники встречаются повсеместно от самых восточных притоков Хабура до Р’ас аль-‘Айна (Телль Халаф) на западе.

В районе междуречья Джаг-Джага и Джарраха и восточнее зафиксировано 32 поселения халафской культуры (Meijer, 1986, p. 47, fig. 31). В верховьях вади Ханзир / вади Дара было зафиксировано 25 поселений (Hijara, 1988, p. 19). Халафские памятники в рамках этой же зоны осадков известны и далее на запад: в долине Балиха около 27 памятников (Akkermans, 1990, p. 9), многочисленны халафские поселки вдоль русла Евфрата и за ним. В долине реки Квейк отмечено 28 халафских поселений (Mellaart, 1981, p. 143-149, 301-308).

В южной части Хабурского треугольника халафские памятники редки. Это было отмечено, еще разведками М. Маллоуэна (Mallowan, 1936, p. 4) и Д. Оутса, который, обследовав значительную территорию, зафиксировал только 4 поселения с халафской керамикой (Oates, 1977, p. 234). В нижнем течении вади Ханзир разведками Института археологии РАН также было выявлено только два местонахождения с халафской керамикой. В то же время в районе памятника Телль Брак было зафиксировано 6 поселений халафской культуры (Eidem, Warburton, 1996, p. 55). Характер этих памятников не очень понятен. Не ясно, являются ли эти поселения стационарными поселками или сезонными стоянками, известными и в других местах аридного пояса Хабурской степи. Халафские поселения в этой зоне имеют небольшой культурный слой, что говорит об их сезонном характере. Среди халафских поселений данной части Хабурской степи могут быть отмечены, в частности, Телль Хазна II, Кашкашок I и Умм Ксейр. Южную границу пояса возможного неполивного земледелия в халафское время очерчивают многослойные памятники, расположенные в Хабурской степи примерно по широте Чагар Базара.

Картографирование халафских памятников свидетельствует в пользу того, что распространение халафских поселений в Хабурской степи происходило не через район Телля Брак (наличие халафского поселения на самом Телле Брак проблематично), а скорее вдоль долины Тигра через восточные притоки Хабура (вади Румейлан, вади Джаррах, Джаг—Джаг в их среднем и верхнем течении.) по полосе осадков, ограниченной с юга широтой Чагар Базара (Амиров 2000; 2010, с. 57).


Убейдская культура (2-я половина V — 1-я четверть IV тыс. до н. э.)

В Ассирийской степи в полосе выпадения 300-400 мм годовых осадков плотность заселения сохраняется примерно такой же, как в предшествующее халафское время, и даже несколько возрастает (здесь отмечено 47 убейдских поселений) (Wilkinson, 1990).

В самых восточных районах Хабурской степи в этой же климатической зоне на многократно большей площади зафиксировано около 25 убейдских поселений. Причем до 90% поселений с убейдской керамикой содержат слои халафской культуры, в то время как на халафских памятниках убейдские слои фиксируются реже, что говорит об уменьшении числа убейдских поселков по сравнению с предшествующим временем (Meijer, 1986, p. 47).

Тенденция сокращения количества убейдских поселков по сравнению с поселениями предшествующего халафского времени отмечена практически на всей площади Хабурской степи. Ещё несколько западнее, также в зоне выпадения 350-450 мм годовых осадков, в верховьях вади Ханзир/вади Дара на площади около 400 кв. км, сопоставимой с районом разведок у поселения Телль аль-Хава, зафиксировано только 13 убейдских памятников, что в два раза меньше, чем в предшествующий период (Hijara, 1988, p. 21). Также по сравнению с Ассирийской степью может быть отмечено некоторое уменьшение количества убейдских поселений по направлению с востока на запад.

Далее на запад убейдские памятники известны в долине Балиха — Хаммам эт-Туркман и др. (Akkermans, 1988c, p. 109-145), Евфрата — Телль аль-‘Абр (Hammadeh and Koike, 1992) и далее в долине реки Квейк (Mellaart, 1981) и до долины Амука (Braidwood, Braidwood, 1960) и Рас-Шамры (Courtois, 1962).

Подобно халафским, убейдские поселения распространяются примерно в той же полосе (может быть несколько смещённой к северу), определённой режимом годовых осадков. В южной части Хабурской степи все исследователи отмечают исключительную редкость убейдского материала (см., в частности, Oates, 1977, p. 234). В районе нижнего течения вади Ханзир разведками российской экспедиции (ИА РАН) убейдская керамика не была зафиксирована, если не считать материалы предматериковых слоев Телля Хазна 1, которые, возможно, могут быть датированы финальным убейдским или переходным убейдско-урукским периодом (Амиров, 2010, с. 57). Восточнее, в районе Телля Брак, обнаружено семь поселений с убейдской керамикой (Eidem, Warburton, 1996, p. 56-57), которая, в силу неразработанности признаков, разделяющих позднеубейдский материал Северной Месопотамии от раннеурукского, вполне может оказаться относящейся к слоям переходного или раннеурукского времени.

Уменьшение количества убейдских памятников в верховьях притоков Хабура по сравнению с халафскими, местами почти в два раза, возможно, указывает на начавшиеся климатические изменения в сторону аридизации. С другой стороны, отмеченная динамика уменьшения количества убейдских поселений, по сравнению с халафскими, по направлению к западу, показывает направление распространения убейдской культуры в Хабурской степи с востока на запад, а не с юга на север как это бывало в другие исторические эпохи.


Памятники урукского времени (2-я четверть IV тыс. до н. э.- конец IV тыс. до н. э.)

Для этого времени в Ассирийской степи Северной Месопотамии отмечен беспрецедентный рост населения. Памятники урукского времени в районе Телля аль-Хава представляют собой маленькие телли площадью 0,75-2 га: всего отмечено 65 теллей. Главное поселение района — Телль аль-Хава — достигает в это время площади 33 га. По сравнению с предшествующим убейдским временем количество поселений увеличивается на треть. Урукский период демонстрирует один из высших уровней заселённости региона на протяжении всей истории его освоения (Wilkinson, 1990), что может говорить, прежде всего, о наиболее благоприятных климатических условиях и значительной увлажненности по сравнению с предшествующим периодом.

Район Хабурского треугольника, связанный с Ассирийской степью, демонстрирует пик заселения и, соответственно, демографический пик в это же время. Однако освоение этого района происходило принципиально иначе, нежели в предшествующие эпохи. По сравнению с памятниками убейдского времени, урукский материал исключительно обилен в южной — и, прежде всего, в юго-восточной — части Хабурской степи от вади Румейлан до вади Авейдж.

Эти особенности отмечали как российские, так и зарубежные археологи, работавшие в Хабурской степи. Так, урукская керамика была собрана Д. Оутсом на 22 из 25 обследованных им поселениях (Oates, 1977, p. 234), в районе самого Телля Брак керамика урукского времени была собрана на 25 теллях (Eidem, Warburton, 1996, p. 55). А в районе нижнего течения вади Ханзир керамика урукского времени была собрана на 11 памятниках (Амиров, 2010, с. 59).

Для северо-восточной части региона, обследованной Д. Мейером, отмечено, что поселения с урукской керамикой довольно равномерно распределены почти на всей площади, их количество мало только в самой северо-восточной части района, между верховьями Джарраха и Тигром (Meijer, 1986, fig. 32). В тоже время их количество несколько меньше в расположенном западнее районе в верховьях вади Дара / вади Ханзир, где урукские слои были зафиксированы только на 10 поселениях (Hijara, 1988, p. 21).

На основании доступных данных создается впечатление, что заселение и освоение территории Хабурской степи в указанную эпоху происходило с юга через район Телля Брак путём миграции населения из Ассирийской степи. К этому выводу в разное время пришли Д. Мейер, отметивший, что большая часть поселений урукского и раннединастического периодов сгруппирована в западной части исследованной им территории, в районе севернее Телля Брак, вдоль русел Джаг-Джага и Джарраха (Meijer, 1986, p. 49), и Ш. Амиров, проанализировавший в том числе и полученные за почти четверть века со времен публикации Д. Мейера материалы (Амиров, 2010, с. 59). С другой стороны, российский учёный отмечает очень слабую представленность поселений IV тыс. до н. э. на среднем Хабуре, южнее современного сирийского г. Хасеке, что, на его взгляд, также свидетельствует о том, что ведущим путем проникновения материальной культуры урукского облика в Хабурскую степь могла быть миграция из Ассирийской степи (там же).


Памятники времени распространения керамики стиля Ниневия 5 и Раннединастического I-II периода (1-я половина III тыс. до н. э.)

Археологические разведки, проведённые в Ассирийской степи в районе Телля аль-Хава, выявили слои первой половины III тыс. до н. э. (периода РД I-II, или времени Ниневия 5) на 32 поселениях. Это свидетельствует о том, что количество поселений по сравнению с предшествующим урукским временем уменьшилось в два раза. Поселения этого периода явно группировались в северной, наиболее увлажнённой, части обследованной территории, где в настоящее время выпадает более 350 мм осадков. В южной части региона поселения этого времени отсутствуют. По всей видимости, эти изменения были связаны с уменьшением количества осадков, что, в свою очередь, привело к соответствующим изменениям в распределении памятников (Wilkinson, 1990).

На равнине Хабурского треугольника отмечается достаточно равномерное распространение памятников этого времени. Так, разведками Б. Лионне керамика первой половины III тыс. до н. э. была выявлена на 62 поселениях. Эти поселения равномерно распространены по всей исследуемой площади, в зонах с различным уровнем осадков. Специальные сборы керамики типа Ниневия 5 с прочерченным орнаментом показали её наличие в восточной части между руслами Джаг-Джага и вади Авейдж и её отсутствие в юго-западной части вдоль течения Хабура и его притоков Джирджиба и Зергана (Lyonnet, 1996, p. 364).

В верховьях вади Ханзир / вади Дара для III тыс. до н. э. зафиксировано 12 памятников: из них семь отмечены как относящиеся к культуре Ниневия 5, пять — как относящиеся к Раннединастическому периоду (Hijara, 1988, p. 21).

Несколько южнее керамика этого времени также многочисленна и составила, как отмечал Д. Оутс, значительную часть поверхностных сборов (Oates, 1977, p. 235). Это наблюдение подтвердили разведки российских археологов, выявившие вдоль русла нижнего течения вади Ханзир 12 теллей со 61).

В районе Телля Брак слои первой половины III тыс. до н. э. (времени Ниневия 5) были отмечены на 15 памятниках (Eidem, Warburton, 1996, p. 55).

На ряде поселений зафиксированы стратиграфическая непрерывность и культурная преемственность в слоях урукского и раннединастического периодов (Хазна I-II, Кашкашок, Лейлан и ряд других). В целом, количество поселений 1-й половины III тыс. до н. э. по сравнению с урукской эпохой не уменьшается: они распределены довольно равномерно как в южной, так и в северной частях Хабурской степи. Это говорит о благоприятной климатической ситуации на всей площади притоков Хабура в указанное время.

Ш. Амиров отмечает резкое возрастание количества поселений со слоями 1-й половины III тыс. до н. э. на среднем Хабуре, южнее Хасеке, что говорит об активизации экономической деятельности вдоль русла Хабура, возможно, связанной с возникновением на среднем Евфрате крупных городских центров, таких как Мари и Терка. В это время район среднего течения Хабура впервые оказался достаточно плотно заселён. Большая часть этих поселений возникла в самом начале III тыс. до н. э. (Амиров, 2010, с. 61).


Памятники Раннединастического III и Аккадского периодов и III династии Ура (2-я половина III тыс. до н. э.)

В Ассирийской степи (район Телля аль-Хава) для 2-й половины III тыс. до н. э. зафиксировано уменьшение количества поселений по сравнению с предшествующим периодом. Для этого времени характерна одна из минимальных плотностей заселения этого района: выявлено всего 24 поселения, все они расположены в северной части обследованной территории. В то же время отмечен рост урбанизма: как в отношении главного города, так и административных центров, находящихся на торговых путях, ведущих в Хабурскую степь. Другими словами, на фоне прогрессирующей аридизации климата во 2-й половине III тыс. до н. э. происходит, с одной стороны, уменьшение общего количества поселений, а с другой — переселение в крупные (торговые?) центры. Число городских центров достигает пяти (Амиров, Немировский, 2002).

В это время появляются свидетельства аридизации и в южной части Хабурской степи: здесь выявлено уменьшение общего количества поселений во 2-й половине III тыс. до н. э. Как отмечает Б. Лионне, керамика 2-й половины III тыс. до н. э. (времени Аккада и III династии Ура) была собрана на 32 поселениях. То есть по сравнению с 1-й половиной III тыс. число поселений в регионе сократилось в два раза. Основная масса поселений этого времени сгруппирована в северной части Хабурской степи. В южной части региона керамика 2-й половины III тыс. до н. э. была собрана либо вдоль постоянных источников воды (Хабур), либо вдоль русел притоков Хабура вдоль которых шли традиционные торговые пути (Lyonnet, 1996, p. 364).

В юго-западной части Хабурской степи аридизация климата, с одной стороны, стала причиной перегруппировки системы расселения, а с другой — привела к расцвету городской цивилизации в середине III тыс. до н. э. (Раннединастический III период), в особенности самого Телля Бейдар (Набада), который был основным городом этого района (Lebeau, Suleiman, 2005). Но в дальнейшем, в период, непосредственно предшествующий аккадскому проникновению в западную часть Хабурской степи, в среднем течения вади Авейдж (район Телля Бейдар) была отмечена критическая депопуляция населения (Wilkinson, 2002-2203, p. 25), затронувшая также и центральное поселение Телля Бейдар.

На среднем Хабуре во 2-й половине III тыс. до н. э. жители оставили почти все поселения, расположенные у русла реки. Жизнь продолжалась только на Телле Бдери и Телле Мелебийа. В это время отмечено укрупнение размеров сохранившихся поселений. В течение аккадского периода Телль Бдейри и Телль Мелебийа были также покинуты жителями (Lebeau, 1993; Pfalzner, 2002, p. 259). Данные два памятника были последними поселениями этого времени на среднем Хабуре. В течение периода, синхронного эпохе III династии Ура в южной Месопотамии, долина среднего Хабура была лишена постоянных поселений (Pfalzner, 2002, p. 261).

На основании данных, полученных разведками российской экспедиции, можно говорить о том, что памятники этого времени отсутствуют в нижнем течении вади Ханзир, т. е. в южной половине центральной части Хабурской степи. К этому времени население уже покинуло обжитые посёлки и, скорее всего, было вынуждено переселиться в северные, в достаточной мере увлажненные районы (вероятно, в верхнем течении вади Ханзир / вади Дара) (Амиров, 2010, с. 61-62).

Для расположенного восточнее района Телля Брак слои 2-1 половины III тыс. до н. э. (конец Раннединастического периода — III династия Ура) были отмечены на 25 поселениях (Eidem, Warburton, 1996, p. 55), что, возможно, связано с функционированием важного торгового пути, идущего от Телля Брак на север вдоль русла Джаг-Джага.

Ряд исследователей отмечает «взрыв» урбанизации, охвативший северную часть Хабурской степи, когда там появляются большие города, окружённые стенами, такие как Телль Мюзан и Телль Лейлан. Площадь, которую в это время занимал Телль Лейлан, выросла с 15 до 90 га (Weiss, 1983, p. 47). Вероятно, и ряд других крупных поселений этого района в это же время испытывали демографический рост. Для района Лейлана отмечено, что количество поселков в 1-й и 2-й половинах III тыс. до н. э. было одинаково, но при этом численность населения в районе значительно выросла, о чем говорит увеличение размеров поселений (Weiss, 1986, p. 87). Рост городов свидетельствует о том, что в регионе произошла социальная перегруппировка, сложился новый общественный уклад и новый — городской — образ жизни.


Памятники 1-й половины II тыс. до н. э. (хабурская керамика)

В это время для Хабурской степи характерен необычайный всплеск поселенческой активности. В начале II тыс. до н. э. в районе отмечен наивысший уровень заселённости на всем протяжении истории. Поселения с расписной хабурской керамикой встречены во всех экологических поясах Хабурского треугольника — как в северной, так и в южной его частях — что, очевидно, свидетельствует об исключительно благоприятном климатическом фоне. Однако наиболее активно в этот период осваивались земли в восточной части Хабурской степи, в междуречье Джаг-Джага и Джарраха. Достаточно плотная заселённость зафиксирована и далее по направлению на северо-восток в сторону вади Румейлан, но по сравнению с указанным районом интенсивность заселения несколько падает (Meijer, 1986). Всего в этом районе обнаружено около 190 памятников этого времени. Такую концентрацию поселений можно объяснить тем, что в этот период район был центром консолидирующегося государственного образования Субарту со столицей в Шубат-Энлиле, который принято ассоциировать с Теллем Лейлан.

В южной части этого района, в непосредственной округе Телля Брак, хабурская керамика 1-й половины II тыс. до н. э. была собрана на 19 памятниках (Eidem, Warburton, 1996, p. 55).

Западнее Джаг-джага количество поселений с расписной хабурской керамикой уменьшается: например, в районе вади Ханзир их было зафиксировано лишь около 20, причём примерно одинаковое количество их было выявлено как в верхнем течении вади Ханзир, где она была отмечена на 10 памятниках (Hijara, 1988, p. 36), так и в нижнем течении вади Ханзир, где поверхностные сборы осуществленные разведками экспедиции ИА РАН выявили её на 9 памятниках.

Западнее вади Ханзир, вдоль вади Авейдж (по отношению к вади Ханзир соседний, по направлению на запад, приток Хабура) количество поселений с расписной керамикой II тыс. до н. э. минимально. В целом, в западной части Хабурской степи ситуация диаметрально противоположна тому, что было отмечено на востоке региона. Разведки, проведенные Б. Лионне (Lyonnet, 1996, p. 371-372) в западной части Хабурского треугольника, равно как и разведки Т. Вилкинсона в округе Телля Бейдар (Wilkinson, 2002-2203, p. 23-25) демонстрируют почти полное отсутствие населения вдоль течения самого Хабура и его западных притоков севернее горной гряды Джебель Абд-аль-Азиз. Примерной границей широкого распространения расписной керамики начала II тыс. до н. э. в Хабурской степи было течение вади Ханзир и его притоков.

В Ассирийской степи (в районе Телля аль-Хава) также отмечен двукратный рост количества поселений с хабурской керамикой (их зафиксировано 42), по сравнению со 2-й половиной III тыс. до н. э. Это говорит об увеличении увлажненности региона, но при этом плотность заселения здесь несколько ниже, чем в центральной зоне государства Субарту (в междуречье вади Джаг-Джага и вади Джарраха).

В это время, в отличие от всей предшествующей и последующей истории, когда культурной метрополией восточной части Джезиры была Ассирийская степь, Хабурская степь впервые становятся центром культурных импульсов, оказавших значительное влияние на обширные территории (Амиров, 2010, с. 62).


Аннотированная библиография

  • Амиров Ш. Н. Хабурская степь Северной Месопотамии в IV — первой половине III тыс. до н. э. М.: ТАУС, 2010.

Книга основана на результатах многолетних исследований российской археологической миссии в Северо-Восточной Сирии на поселении Телль Хазна I и подготовлена на основе одноименной докторской диссертации Ш. Н. Амирова, защищённой в докторском совете ИА РАН в 2006 г. Полученные в ходе раскопок российскими археологами материалы рассмотрены на фоне природно-климатического и широкого культурного контекста.

Ш. Амиров отмечает, что большие городские центры, окружённые обводными стенами, появляются на юге Месопотамии в 1-й трети III тыс. до н. э., во времена Гильгамеша (I династия Урука, или Раннединастический II период). В Джезире поселения городского типа становятся относительно многочисленными в середине 2-й половины III тыс. до н. э. В восточной части Джезиры (Ассирийская степь) могут быть отмечены такие поселения этого времени как Телль Хава, Телль Тайа, Телль Хадхаил, Телль Хоши и др. Среди поселений центральной части Джезиры (Хабурская степь и далее на запад) могут быть упомянуты такие памятники как Телль Лейлан, Телль Мюзан, Телль Хамукар, Телль Бейдар, Телль Хуэйра и др.

Несмотря на значительные южномесопотамские культурные заимствования, которые в IV-III тыс. до н. э. с некоторым хронологическим запозданием достигли Хабурской степи, этот регион в известной мере сохранял свою самобытность. Район Хабурской степи в экологическом отношении представляет собой отдельную субсистему в рамках обширной степной зоны Северной Месопотамии. Такое положение Хабурской степи привело в историческое время к определённой самостоятельности развития региона по отношению к «культурной метрополии», какой для него была в исследуемое время территория Ассирийской степи. В меньшей степени это касается самобытности материальной культуры поселений Хабурской степи в IV-III тыс. до н. э. В большей мере это, возможно, касалось этнической обособленности региона. Вместе с тем, Ш. Н. Амиров не отрицает и вероятность иноэтничной миграции на территорию Хабурской степи, прежде всего, из сопредельных районов Ассирии (с. 7-8).

Со 2-й половины III тыс. до н. э. Хабурская степь превращается в более самостоятельный центр политической и культурной жизни, впоследствии многократно игравший важную роль в судьбах региона. В начале III тыс. до н. э. территория, известная позднее под названием Субарту, представляла собой сообщество зарождающихся протогосударственных объединений типа «номов» Южной Месопотамии 2-й половины IV тыс. до н. э. То, что эта территория представляла собой некое сообщество ещё до того, как оно было консолидировано в государственную систему в конце III тыс. до н. э., видно по организации системы расселения. Она отчасти детерминирована гидрографией региона (почти все памятники привязаны к руслу рек), а отчасти — коммуникативными потребностями. Крупные посёлки или протогородские центры, которые были центрами транзитной торговли, располагались примерно на равном расстоянии друг от друга, что, видимо, должно было соответствовать караванным переходам.

Главным объектом монографического исследования является поселение Телль Хазна I, расположенное в центральной части Хабурской степи, ближе к южной их границе, очерчиваемой притоками Хабура. Это небольшое земледельческое поселение, судя по материальной культуре, имело длительную историю жизни от начала IV тыс. до н. э. до середины III тыс. до н. э., отражённую примерно 15-метровым культурным слоем. На определенном этапе поселение становится лидером своей округи, свидетельством чему является экстраординарное монументальное строительство в его центральной части. Интерес к истории развития и затухания жизни этого автохтонного поселения Хабурской степи усугубляется тем, что оно находится в непосредственной близости от Телля Брак. Телль Брак в IV-III тыс. до н. э. в силу своего особого географического положения был лидером социально-культурных инноваций в регионе. В указанное время он был одним из первых городских поселений и проводником идеи раннегосударственного строительства в верховьях Хабура.

В своей работе Ш. Н. Амиров преследовал две цели. С одной стороны, это задача рассмотреть поселение Телля Хазна I как составную часть системы синхронных памятников Северной Месопотамии и, соответственно, определить его место в рамках данной системы. С другой стороны, это попытка через наблюдения, сделанные в ходе многолетних исследований на Телле Хазна I, предложить систематизированную картину некоторых сторон культурного развития Хабурской степи и, шире, Северной Месопотамии IV-III тыс. до н. э. в целом. Книга содержит подробный иллюстративный материал (карты, таблицы, рисунки, профили и планы раскопов, фотографии, графики), терминологический словарь. Отдельные части монографии были опубликованы Ш. Н. Амировым предварительно в виде статей:

  • Амиров Ш. Н. Иерархия поселений первой половины III тыс. до н. э. и начало урбанизма в Хабурских степях Северной Месопотамии // Кавказ и Древний Восток. Махачкала, 1999.
  • Амиров Ш. Н. Природная среда верховьев Хабура // Российская археология. 2000. № 3. С. 5-17.

  • Амиров Ш. Н. К вопросу о распространении материальной культуры урукского и постурукского времени в Северной Месопотамии // Российская археология. 2000. № 4. С. 5-10.

  • Амиров Ш. Н. Топография археологических памятников Хабурской степи Северной Месопотамии V-II тыс. до н. э. // Вестник древней истории. 2000. № 2. С. 30-46.

  • Амиров Ш. Н. Немировский А. А. Система коммуникаций Восточной Джезиры в IV-II тыс. до н. э. // Проблемы археологии Евразии. Сборник статей к 80-летию Н. Я. Мерперта. Москва, 2002.


  • Багду А. История археологического изучения Северо-Восточной Сирии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук: 07.00.06. М.: ИА РАН, 2009.

Данное исследование истории археологического изучения Северо-Восточной Сирии опирается на разнообразные источники, в том числе включает итоги последних археологических раскопок и разведок в исследуемом регионе, до настоящего времени совершенно не представленных в научных изданиях. Выделены этапы археологического освоения региона. Собранные в единое целое археологические материалы позволили создать картину диахронного освоения территории Хабурской степи с указанием на имевшие место климатические колебания на протяжении последних 10 тысяч лет. Автор отмечает, что исследуемая территория начала изучаться в археологическом отношении с середины ХIХ в., но, в отличие от восточной части Верхней Месопотамии (бассейна Тигра) — иракской Джезиры, весьма спорадически. Однако за минувшее тридцатилетие Северо-Восточная Сирия стала регионом, пожалуй, наибольшей археологической активности на Ближнем Востоке. В результате ныне по степени изученности сирийская Джезира не только не уступает восточной части Северной Месопотамии, но, возможно, даже превосходит её. Как известно, до недавнего времени исследуемая область, как и вся Сирия в целом, представлялась маргинальным регионом, заметно отстававшим в своём развитии от остальной Месопотамии. Однако результаты археологических исследований, проведённых в долине Хабура, особенно за последние 30 лет, существенно изменили это представление. В настоящее время следы человеческой деятельности фиксируются здесь с эпохи палеолита. В неолите же её территория оказывается освоенной уже в немалой степени. Здесь открыты ряд памятников докерамического неолита и целая группа следующих за ним раннеземледельческих поселений, что позволяет включить данный регион в единую область сложения древнейшего земледелия и скотоводства и развития самой ранней земледельческой культуры.

В Северо-Восточной Сирии исследованы выразительные серии памятников хассунской, халафской, убейдской и урукской культур, характеризующих все важнейшие этапы развития дописьменной Месопотамии. Достаточно отметить, что к настоящему времени здесь открыто уже 5 поселений докерамического неолита, 8 относящихся к Хассуне, 16 — к Халафу, 18 — к Убейду и 25 — к Уруку. Если ареал первых трёх отмеченных культур ограничивался лишь Северной Месопотамией, то последние две культуры носили общемесопотамский характер и стимулировали формирование цивилизации не только на юге Двуречья, но и на севере. В сирийской Джезире исследовано несколько десятков комплексов Раннединастического (I–III) периода, они убедительно показывают, насколько активно протекал культурно—исторический процесс здесь в III тыс. до н. э. Особо подчеркивается, что на памятниках Северо-Восточной Сирии обнаружено уже немалое количество древнейших письменных источников в виде клинописных табличек. Причём наиболее ранние из них, открытые до сих пор в Сирии, происходят именно с памятников исследуемого региона — долины Хабура. Благодаря обнаруженным здесь клинописным данным удалось определить названия целого ряда древних городов, локализуемых в долине Хабура. Новым словом в науке стало и открытие на изучаемой территории памятников аккадского, митаннийского, ассирийского, римского, византийского и исламского периодов, позволяющие впервые изучить историко-культурное развитие Северо-Восточной Сирии от 2-й половины III до средневековья включительно.

Пик освоения Хабурской степи пришёлся на 1-ю половину III тыс. до н. э. (Раннединастический период). Об этом свидетельствуют культурные слои 40 обследованных памятников изучаемого региона. В аккадское время число памятников уменьшилось почти вполовину.

Сирия, как уже очевидно сейчас, заключает А. Багду, не была окраиной, маргинальным регионом древневосточного культурного очага, а являлась его составной частью, сыгравшей важную роль как в возникновении ранних отраслей производящего хозяйства — земледелия и скотоводства, так и в формировании древнейшей цивилизации.

Из опубликованных на русском языке работ А. Багду по теме исследования отметим:

  • Багду А. К истории археологического изучения Сирии (Чагар Базар в свете новых открытий) // Российская археология. 2008. № 3. С. 81–86.


  • Ball W. Tell al-Hawa and the Development of Urbanisation in the Jazira // Al-Rafidan. 1990. Vol. XI. P. 11-28.

  • Ball W., Tucker D., Wilkinson T. J. The Tell al-Hawa Project: Archaeological Investigations in the North Jazira 1986-1987 // Iraq. 1989. Vol. 51. P. 1-66.

  • Wilkinson T. J. The Development of Settlement in the North Jazira between 7th and 1st Millennia B. C. // Iraq. 1990. Vol. 53. P. 49-62.

Крупные разведочные работы были осуществлены Т. Вилкинсоном на сопредельной территории Ассирийской степи в районе Телля аль-Хава, где в конце 1980-х — начале 90-х гг. британская экспедиция под руководством У. Болла провела комплексные археологические работы. Район исследований находится в полосе, где выпадает между 300 мм (в южной части) и 400 мм (в северной части) годовых осадков.

В ходе этой кампании были исследованы раскопками 4 поселения. Помимо этого, на площади 475 кв. км в результате сплошных разведок было картографировано 184 поселения 18 исторических периодов от VI тыс. до н. э. (хассунская культура) до современности. (Ball et al, 1989, p. 1-66; Ball, 1990, p. 1-28; Wilkinson, 1990b, p. 49). Сборы подъёмного материала позволили проследить диахронную поселенческую динамику обследованного района. Было зафиксировано 39 теллей хассунского времени, 42 халафских и 47 убейдских, 65 памятников урукского времени, 32 поселения 1-й половины III тыс. до н. э. (периода Ниневия 5), а также 24 поселения 2-й половины III тыс. до н. э. (Аккад — III династия Ура) и 42 поселения с хабурской керамикой 1-й половины II тыс. до н. э.


  • Eidem J., Warburton D. In the Land of Nagar: A Survey around Tell Brak // Iraq. 1996. № 58.

Отчет об археологических разведках 1988 г. вокруг Телля Брак. Район, охваченный разведками Дж. Эйдема и Д. Варбуртона представляет собой квадрат со стороной 14 км и площадью 196 кв. км, в центре которого находится Телль Брак. На севере изыскания были ограничены районом Телля Барри. Почти все древние поселения в этой части Хабурской степи приурочены к руслам рек вади ар-Радд и вади Джаг-Джаг. Всего было выявлено и картографировано 56 памятников (p. 55).

Было отмечено 6 поселений халафской культуры, убейдская керамика была зафиксирована на 7 памятниках. Керамика урукского времени собрана на 25 теллях. Слои 1-й половины III тыс. до н. э. (периода Ниневия 5) выявлены на 15 памятниках. Слои 2-й половины III тыс. до н. э. (конец Раннединастического периода — III династия Ура) отмечены на 25 поселениях. Хабурская керамика 1-й половины II тыс. до н. э. собрана на 19 памятниках.


  • Hijara I. The Surface Collection from the Khabur Regional Survey // SMS. 1988. Vol. 5/2.

Разведки, проведённые в 1983 г. И. Хаджарой в верховьях вади Ханзир / вади Дара, охватили районы, прилегающие к Теллю Мюзан: от сирийско-турецкой границы на севере до Чагар Базара на юге. Обследованная площадь составила примерно 400 кв. км. С востока этот район примыкает к территории, охваченной разведками Д. Мейера, с юга — к территории, исследованной экспедицией ИА РАН. В настоящее время это район устойчивых урожаев неполивного земледелия, в этой полосе выпадает примерно 350-450 мм годовых осадков.

В ходе разведок И. Хаджара обследовал и картографировал 30 поселений, 25 из них содержали слои халафского времени. Убейдские слои были обнаружены на 13 поселениях, урукские слои — на 10. Для III тыс. до н. э. зафиксировано 11 памятников. Из них 7 отмечены как связанные с культурой Ниневия 5, 5 — как относящиеся к Раннединастическому периоду. Керамика хабурского стиля 1-й половины II тыс. до н. э. выявлена на 10 памятниках (p. 36).


  • Lyonnet B. La prospection archaeologique de la partie occidentale du Haut Habur (Syrie du Nord-Est): Methodes, Resultats et questions autour de l’occupation aux III et II millenaires av. n. e. // Amurru. 1. Paris, 1996.

  • Lyonnet B. (ed) Prospection archeologique Haute Khabur Occidental (Syria du N. E.). Vol. 1. Beyrouth, 2000.

Крупные разведочные работы в регионе в конце 1980-х — начале 1990-х гг. были проведены Б. Лионне. В ходе этих работ была охвачена почти вся площадь Хабурской степи: от Хабура на западе до Джаг-Джага на востоке и от сирийско-турецкой границы на севере до Хасеке на юге, в треугольнике между современными городами Рас аль-Айн, Камышлы и Хасеке. Таким образом, разведки Б. Лионне территориально охватили ту же часть Хабурской степи, которая была обследована в 1934 г. М. Маллоуэном, но естественно, что объем информации, собранной в ходе этой многолетней полевой кампании, значительно превосходил предшествующие работы.

В результате разведок была собрана репрезентативная коллекция весом в 14 тонн материалов (керамика и кремень). В среднем, с каждого памятника происходит по 200 кг материалов. Собранная коллекция позволила атрибутировать каждый из периодов на исследуемых памятниках во всех климатических зонах.

Подробную рецензию на русском языке о книге, вышедшей под редакцией Б. Лионне в 2000 г. см.:

  • Амиров Ш. Н. Лев С. Ю. Рецензия на кн. «Prospection archaeologique Haute Khabur Occidental (Syria du N. E.)». Vol. I. Edite par Bertille Lyonnet. Beirouth, 2000 // Российская археология. 2002, № 3.


  • Mallowan M. Excavations at Chagar Bazar and an Archaeological survey of the Habur Region of North Syria 1934-1935 // Iraq. 1936. № 3. P. 1-86.

  • Mallowan M. The Excavations at Tell Chagar Bazar and the archaeological survey of the Habur Region, second campaign, 1936 // Iraq. 1937. № 4. P. 91-177.

Пионером широких археологических разведок в Хабурской степи стал английский археолог М. Маллоуэн. В ходе осенней кампании 1934 г. он посетил и картографировал 62 телля (Mallowan, 1936, p. 2) в треугольнике, ограниченном на севере железнодорожной линией, которая отмечала границу между Сирией и Турцией, на западе — руслом Хабура, а на востоке — его притоком Джаг-Джагом. Вершины этого треугольника были обозначены городами Ра’с аль-‘Айн (Телль Халаф, древний Гузана), Камышлы (древний Нисибин) и Хасеке. Каждая из сторон этого треугольника достигала примерно 60 миль.

Было отмечено отсутствие первобытных поселений на Хабуре южнее Хасеке, при этом автор указывает, что даже если в этом районе есть остатки первобытных поселений, то их число не может сравниться со значительным числом поселений этого времени, находящихся вдоль современной сирийско-турецкой границы (Mallowan, 1936, p. 3). М. Маллоуэн впервые связал распределение памятников с климатическими условиями, полагая, что в древности в верховьях Хабура выпадало больше осадков, чем в районе его среднего течения (Mallowan, 1936, p. 3).

Ориентируясь на сборы халафской керамики, М. Маллоуэн попытался очертить ареал распространения халафских памятников в Хабурском регионе, который охватил территорию от Телля Халаф, Айлюна, Хамдуна на севере до Телля Брак на юге.

Автор отмечает относительное отсутствие убейдских памятников на исследуемой территории (Mallowan, 1936, p. 4).


  • Meijer D. J. W. A Survey in Northeastern Syria // Nederlands Historisch-Archaeologisch Instituut te Istanbul. Istanbul-Leiden, 1986.

В ходе полевых сезонов 1976, 1977 и 1979 гг. нидерландская экспедиция под руководством Д. Мейера провела широкие разведочные работы в северо-восточной части Хабурской степи, результаты которых были изданы в 1986 г. Район исследований был очерчен на севере сирийско-турецкой границей, на юге — дорогой, идущей от телля Брак на северо-восток через Хасавийю, Баб эль-Малик, Маликийю в Айн-Дивар, один из самых северо-восточных населённых пунктов Сирии, расположенный недалеко от Тигра, на границе с Ираком. На западе территория, обследованная разведками, была ограничена старой дорогой Телль Брак — Камышлы, идущей вдоль русла Джаг-Джага. Таким образом, район разведок представляет собой треугольник с вершинами в Телле Брак, Камышлы и Айн-Диваре, площадью 2250 кв. км. Район исследований охватил, в частности, и территорию, обследованную впоследствии разведками экспедиции Йельского университета на Телле Лейлан.

В климатическом отношении этот район — один из наиболее благополучных в Джезире, в настоящее время здесь выпадает преимущественно 350-450 мм годовых осадков и он относится к зоне гарантированной урожайности.

В ходе разведок было картографировано около 300 поселений. Отмечено, что абсолютное большинство теллей в районе имеют площадь менее 2 га. Только 13% имеют площадь более 2 га (и лишь 4 из них не содержат керамику начала II тыс. до н. э.), из них 11 поселений имеют площадь 10-20 га (p. 49). Зафиксировано 5 поселений площадью 40-100 га. Все крупные поселения имеют тенденцию располагаться вдоль торговых путей или вдоль основных вади Джаг-Джага и Джарраха.

Исследована керамика от VI тыс. до н. э. до средневековья. В рамках интересующего нас отрезка времени дифференцированно рассматривалась керамика, предшествующая халафской, халафская, убейдская, урукская, раннего бронзового века (Early Bronze I-IV) и хабурская. Вероятно, EB I-II примерно соответствует Раннединастическому I-II периоду, или времени распространения керамики стиля Ниневия 5 (1-я половина III тыс. до н. э.), а EB III-IV соответствует Раннединастическому III и Аккадскому периодам и III династии Ура (2-я половина III тыс. до н. э.). Хабурская керамика эпохи средней бронзы датируется 1-й половиной II тыс. до н. э. При этом керамика стиля Ниневия 5 и хабурская рассматриваются отдельно от синхронного им материала.

Отмечена следующая поселенческая динамика: халафская культура — 32 поселения, убейдская культура — 25 поселений, урукское время — 30 поселений, 1-я половина III тыс. до н. э. — 13-15 поселений, 2-я половина III тыс. до н. э. — около 55 поселений, 1-я половина II тыс. до н. э. — 180 поселений.


  • Monchambert J. Y. Le Moyen Khabur: prospection preliminaire a la construction d’un barrage // Les Annales Archeologiques Arabes Syriennes. 1983. Vol. 33/1.

Разведки, проведённые в 1983г. Ж. Моншамбером вдоль русла среднего течения Хабура южнее Хасеке, в участке затопления будущего Хабурского водохранилища, позволили обследовать 60 памятников. Район исследований расположен в зоне выпадения менее 250 мм осадков, т. е. вне пояса гарантированного неполивного земледелия. Все памятники приурочены к руслу Хабура, который в настоящее время, так же, как в древности, является главной водной артерией в регионе.

Самым большим поселением в районе является Телль Бдейри. Его площадь составляет около 10 га, ещеё 4 поселения этого района имеют площадь около 6 га. Остальные поселения имеют преимущественно размеры 0,5-1 га (p. 233-237) .

Работы, проведённые Ж. Моншамбером позволили выявить, что первые оседлые поселения в среднем течении Хабура появились в халафское время. В районе выявлено 3 поселения с халафской керамикой. В убейдский и урукский периоды эта территория также была слабо освоена (3 и 5 поселений, соответственно). Значительный рост поселенческой активности отмечен в эпоху ранней бронзы, в III тыс. до н. э. Слои этого времени зафиксированы на 22 поселениях. Для эпохи средней бронзы (1-я половина II тыс. до н. э.) отмечено 17 поселений, т. е. территория остаётся довольно хорошо освоенной.


  • Oates D. The Excavations at Tell Brak. 1976 // Iraq. 1977. Vol. 39. P. 233-244.

В 1976 г. Д. Оутс, начиная многолетние археологические раскопки на Телле Брак, обследовал обширный район Хабурской степи: от современного г. Хасеке на юге до поселения Чагар Базар, находящегося в 45 км северо-восточнее, и от русла притока Хабура вади Джаг-Джаг на востоке до другого притока Хабура вади Авейдж на западе (p. 234).

Обследованный район приходится на центральную часть Хабурского треугольника в его менее плодородной (нежели земли, находящиеся севернее) маргинальной полосе неполивного земледелия. В этом районе в настоящее время выпадает недостаточное количество осадков для получения гарантированного урожая.

Автор обследовал 25 поселений. В ходе поверхностных сборов была выявлена следующая поселенческая динамика: было зафиксировано 4 халафских поселений, но отмечена исключительная редкость убейдского материала. Урукская керамика, напротив, была собрана на 22 теллях. Раннединастическая керамика была также многочисленна и составила значительную часть поверхностных сборов. Расписная хабурская керамика 1-й половины II тыс. до н. э. была обнаружена на 10 памятниках из 25. (p. 234-235). Автор также отметил, что поселения среднего размера с крепостными стенами, такие как Телль Бейдар, Телль Бати, Телль Хамидийа, являются характерной чертой южной пограничной зоны Хабурского бассейна, подобно поселениям на границе Джезиры южнее Джебель Синджара в Северном Ираке. По его мнению, многие из этих поселений были впервые укреплены в начале II тыс. до н. э. как для защиты жителей, так и для того, чтобы препятствовать вторжению кочевников (p. 236).


  • Weiss H. Excavations at Tell Leilan and the origin of North Mesopotamian cities in the third millennium B. C. // Paleorient. 1983. Vol. 9/2. P. 39-52.

Х. Вейсс считает, что район Хабурского треугольника, с конца III тыс. до н. э. известный под именем Субир, или Субарту, уже в III тыс. до н. э. был населен хурритоязычным населением (p. 49).


  • Weiss H. The origins of Tell Leilan and Conquest of Space in Third Millennium Mesopotamia // The Origins of Cities in Dry-Farming Syria and Mesopotamia in Third Millennium B. C. 1986. P. 71-108.

В 1984 г. экспедиция Йельского университета под руководством Х. Вейсса провела разведки в районе Телля Лейлан, вдоль русла вади Джаррах и его притоков. Площадь разведок была определена кругом радиусом 15 км с центром в Телле Лейлан и составила 707 кв. км. В климатическом отношении это один из наиболее благоприятных для неполивного земледелия районов Хабурского региона. В настоящее время здесь выпадает около 450 мм годовых осадков.

В ходе поверхностных сборов был зафиксирован материал различных исторических эпох, но следует отметить, что особое внимание было уделено вопросам, связанным с первичной урбанизацией региона, в результате чего была обобщена информация для периода III — начала II тыс. до н. э. (p. 87).

В районе зафиксировано 14 теллей со слоями Раннединастического периода (1-я половина III тыс. до н. э.), 15 теллей со слоями конца Раннединастического III и Аккадского периодов и III династии Ура (2-я половина III тыс. до н. э.) и 55 теллей со слоями, содержащими хабурскую керамику начала II тыс. до н. э. (p. 87).

Во 2-й половине IV тыс. до н. э. города Южной Месопотамии основывали колонии вдоль Евфрата (на таких поселениях как Хабуба Кабира и Джебель Аруда), далее в Анатолии (на поселениях типа Арслантепе) и вдоль торговых путей на Иранское плато, в горных долинах Загроса (на поселениях типа Годин Тепе). Вместе с тем, до последнего времени вопрос о зарождении городов и становлении городского образа жизни в зоне неполивного земледелия Северной Месопотамии оставался открытым. Только в последнее время, в связи с широкими раскопками в Джезире поселений конца IV — 1-й половины III тыс. до н. э., ситуация стала несколько более понятной. Раскопки последних лет позволили пересмотреть процесс урбанизации в зоне неполивного земледелия. На территории Северного Ирака большие городские центры появляются в III тыс. до н. э. на плодородных долинах вокруг Телля Афара, Мосула, Эрбиля, Киркука, где расположены такие поселения как Телль Тайа, Ниневия, Эрбиль, Гассур/Аррапха. В Сирии появление больших городов демонстрируют два обширных плодородных региона. Первый включает долины притоков Хабура в Северо-Восточной Сирии, от долины Тигра до Балиха. В этих местах находятся телли Хамукар, Мюзан, Лейлан и в самой западной части — Телль Хуэйра. Второй район неполивного земледелия включает обширные долины на северо-западе Сирии, где средиземноморские краснозёмы протянулись на сотни кв. км вокруг Алеппо и Телль Мардиха, и вдоль долины Оронта с древними городскими центрами в Хаме и Катне (p. 2).


Публикации основных памятников Хабурской степи

Телль Хазна I

  • Мунчаев Р. М., Мерперт Н. Я., Амиров Ш. Н. Телль Хазна I. Культово-административный центр IV-III тыс. до н. э. в Северо-восточной Сирии. М.: Палеограф, 2004.

Первый том из серии обобщающих материалов по исследованию Телля Хазна I — земледельческого поселения, расположенного в центральной части Хабурской степи, которое имело длительную историю жизни от начала IV тыс. до н. э. до середины III тыс. до н. э., отражённую примерно 15-метровым культурным слоем. На определенном этапе поселение становится лидером своей округи, свидетельством чему является экстраординарное монументальное строительство в его центральной части. Книга содержит сведения о расположении и общих данных телля; планы и профили (стратиграфическую схему раскопок); характеристику архитектуры и погребальных комплексов; анализ керамической коллекции; периодизацию отложений культурного слоя поселений Телля Хазна I; рассмотрение положения этого поселения в системе синхронных памятников Северной Месопотамии. В приложении даются результаты археозоологических, палинологических, палеоэтноботанических исследований материалов с Телля Хазна I, а также исследования гончарного горна, обнаруженного на этом памятнике. Кроме того, приложение содержит раздел «К истории российских археологических исследований в Месопотамии» со списком трудов Месопотамской экспедиции.


Телль Брак

  • Отс Д., Отс Дж. Раскопки в Телль Браке (Сирия) в 1976-1991г. // ВДИ. 1996. № 3.

  • Mallowan M. Excavations at Brak and Chagar Bazar // Iraq. 1947. Vol. 9. P. 1-259.

  • Matthews R. J. Tell Brak 1996. Chronique archaeologique en Syrie. Vol. II. 1998.

  • Oates J. Tell Brak in the Fourth and Third Millenia: from Uruk to Ur III // Tell Hamidiya 2. Gottingen, 1990.

Среди важнейших раскопочных кампаний, осуществляемых на территории Хабурской степи, следует, прежде всего, отметить исследования Телля Брак. Телль Брак находится северо-западнее места слияния Джаг-Джага с вади ар-Радд, у стратегически важной переправы, служившей воротами из Ассирийской степи во внутренние районы Хабурской степи. На протяжении всей своей истории он, будучи первым и одним из крупнейших городов Хабурской степи, играл исключительно важную роль в судьбах региона. Это был основной пункт передачи культурных достижений Южной Месопотамии во внутренние районы Хабурской степи. Телль имеет площадь 45 га и высоту около 40 м над окружающей равниной. Поселение исследовалось М. Маллоуэном в 1937 и 1938 гг. (Mallowan, 1947, p. 1-2), раскопки были возобновлены Д. и Дж. Оутс в 1976 г. (Отс, Отс, 1996). В последние годы работы на поселении велись под руководством Р. Мэттьюза (Matthews, 1998, p. 77-80).

Культурный слой Телля Брак содержит материалы, по меньшей мере, от эпохи убейдской культуры периода 3-4, хотя также зафиксированы материалы более раннего времени типа Хаджи Мухаммед. Наличие халафских материалов на телле Брак проблематично и не может утверждаться однозначно (Oates, 1990, p. 133). В отличие от Куюнджика, древней цитадели Ниневии, Телль Брак не имеет на вершине поздних ассирийских построек или слоев постассирийского времени, которые перекрывали бы более ранние отложения,. Поселение было окончательно оставлено около 1200 г. до н. э. (Отс, Отс, 1996, с. 148-149).

Поверхностные обследования телля показали, что максимальных размеров поселение достигало в урукское время, когда его площадь составляла не менее 43 га. Культурный слой поселения демонстрирует непрерывную линию развития от позднеубейдского и раннеурукского периодов вплоть до позднеурукского (Oates, 1990, p. 143). Хотя на вскрытых участках пока не обнаружено стратифицированной последовательности между слоями конца IV — начала III тыс. до н. э., поселение, вероятно, функционировало и в это время. На Телле Брак в слоях среднего и позднего урукского периода отмечено присутствие элементов южномесопотамской материальной культуры (Oates, 1990, p. 142).


Телль Чагар Базар

  • Mallowan M. Excavations at Chagar Bazar and an Archaeological survey of the Habur Region of North Syria 1934-1935 // Iraq. 1936. Vol. 3. P. 1-86.

  • McMahon A., Tunca O., Baghdo A-M. New excavations at Chagar Bazar, 1999-2000 // Iraq. 2001. Vol. 63. P. 201-222.

Поселение Чагар Базар расположено в среднем течении вади Ханзир / вади Дара. Площадь памятника составляет около 13 га, высота — 21 м. Памятник имеет четыре вершины, культурный слой сложен из разновременного материала. Первые раскопки поселения были проведены М. Маллоуэном осенью 1934 г. в ходе его разведочных работ в регионе. Широкие раскопки поселения были выполнены М. Маллоуэном в течение полевых сезонов 1935-1937 гг. Раскопки были доведены до материка и выявили 15 основных слоёв. М. Маллоуэн выделял в ходе раскопок в северной части телля халафские слои (слои 6-14), слои, содержащие керамику Ниневия 5 (слои 4-5) и слои 1-й половины II тыс. до н. э. В постхалафское время поселение было оставлено, жизнь возродилась примерно в конце периода Джемдет Наср. Поселение функционировало примерно до 2500 г. до н. э., вслед за чем наступил примерно 500-летний перерыв. Жизнь вновь возродилась на поселении около 2000 г до н. э. (Mallowan, 1936, p. 7). Похоже, на памятнике отсутствует слои урукского времени и 2-й половины III тыс. до. н. э.

До последнего времени (вплоть до гражданской войны в Сирии) широкие раскопки поселения Чагар Базар проводила совместная бельгийско-сирийская экспедиция под руководством О. Тунча и А. Багду (McMahon, Tunca, Baghdo, 2001, p. 201-222).


Телль Арбид

  • Bielinski P. Tell Arbid. Preliminary report, 1998 // Polish Archaeology in the Mediterrannean. X. Warsaw, 1999. P. 205-215.

Поселение Телль Арбид расположено примерно в 35 км к северо-востоку от Телля Хазна, на полпути между Чагар Базаром и Хамидийей, (расстояние до обоих поселений от Телля Арбид около 10 км), вероятно, на древнем торговом пути. Предварительные работы (топографическая съемка и шурф) на памятнике провел в 1930-х гг. М. Маллоуэн. С 1996 г. на поселении работает польская экспедиция Института Археологии Варшавского Университета под руководством П. Белинского. Мощность культурных отложений Телля Арбид составляет около 21,5 м. площадь — более 10 га.

Проведённые исследования позволили определить, что поселение функционировало в митаннийское время (stratum I) (середина II тыс. до н. э.), предшествующий ему период хабурской керамики (stratum II-III) (1-я половина II тыс. до н. э.), а также в течение периода Ниневия 5 (1-я половина III тыс. до н. э.). Заложенная в 1996 г. стратиграфическая траншея (сектор S) позволила определить, что отложения Раннединастического периода имеют мощность не менее 4,5 м, где выделяются по меньшей мере 4 слоя. В верхней части вскрыт укрепленный район, так называемая «цитадель», конца III тыс. до н. э. (p. 206).


Телль Барри

  • Pecorella P. E. The Italian excavations at Tell Barri (Kahat) // Tell Hamidiya 2. Gottingen, 1990. P. 46-66.

  • Pecorella P. E. Tell Barry-Kahat 1997 // Chronique Archeologique en Syrie. Vol. II. Damas, 1998. P. 183-191.

  • Pecorella P. E. Tell Barry-Kahat La campagna del 2000. Firenze University Press, 2003.

  • Pecorella P. E., Pierobon-Benoit R. La missione archaeologica italiana a Tell Barri (Siria)-2003 // Orient Express. 2004. № 2. P. 29-32.

Телль Барри (исторический Кахат) расположен на восточном берегу Джаг-Джага в 10 км севернее Телля Брак. Высота телля составляет 32 м над равниной, общая площадь — 34 га, так называемый акрополь занимает 6 га (Pecorella, 1990, p. 53). Раскопки поселения с 1980 г. осуществляет итальянская экспедиция Университета Флоренции. Все эти годы экспедицию на Телле Барри бессменно возглавлял П. Э. Пекорелла, трагически погибший во время полевого сезона 2005 г. На памятнике отмечены материалы от халафского времени до современности. Слой урукского времени, вероятно, занимает только центральную часть телля, примерно такие же размеры поселение имело в Раннединастический период. Слои 1-й половины III тыс. до н. э. (Раннединастический II-III период) были обнаружены в стратиграфическом раскопе B, заложенном на западном склоне телля, и в раскопе G, заложенном на южном склоне телля. Более чем 26-метровая стратиграфическая колонка этого раскопа аккумулировала отложения постассирийского, нововавилонского, новоассирийского, среднеассирийского, митаннийского, старовавилонского периодов, времени III династии Ура, аккадского и раннединастического периодов. (Pecorella, 1990; 1998, p. 183).


Телль Хамидийа

  • Wafler M. The Excavations at Tell Hamidiya // Tell al-Hamidiya 2 / eds. S. Eichler, M. Wafler, D. Warburton. 1990. P. 219-232.

Телль Хамидийа расположен непосредственно у русла Джаг-Джага в 10 км севернее Телля Барри и 20 км севернее Телля Брак. Максимальная высота телля составляет примерно 36 м. Раскопки памятника осуществляет с 1983 г. швейцарская миссия Бернского Университета под руководством М. Вэфлера. Автор раскопок выделяет на памятнике нижний город, акрополь (в южной и восточной части) и цитадель (в северной и западной части) (p. 220). Керамика 1-й половины III тыс. до н. э. (период Ниневия 5) была обнаружена в северной и западной частях памятника (p. 331).


Телль Лейлан

  • Weiss H. Excavations at Tell Leilan and the origin of North Mesopotamian cities in the third millennium B. C. // Paleorient. 1983. Vol. 9/2. P. 39-52.

  • Weiss H. Archaeology in Syria. // American Journal of Archaeology. 1991. Vol. 95. P. 683-740.

  • Weiss H., Courty M. A., Wetterstrom W., Guichard F., Senior L., Meadow R., Curnow A. The Genesis and Collapse of Third Millennium North Mesopotamian Civilization // Science. 1993. Vol. 261. P. 995-1004.

Телль Лейлан расположен в 15 км к юго-востоку от Камышлы, на правом берегу вади Катрани — притока вади Джаррах, в зоне высокопродуктивного неполивного земледелия. Поселение исследуется с 1978 г. экспедицией Йельского Университета под руководством Х. Вейсса. Поселение имеет общую площадь 90 га и акрополь площадью 15 га. Телль Лейлан идентифицируется как Шубат Энлиль начала II тыс. до н. э. и Шехна III тыс. до н. э. (Weiss, 1991, p. 705).

Раскопками траншеей шириной 4,5 м и глубиной 16 м на акрополе был исследован северо-западный склон, прослежена культурная эволюция от Халафа до начала II тыс. до н. э. В северо-западной части район акрополя был широко исследован раскопками.

В стратиграфическом шурфе, заложенном на акрополе Лейлана, отмечена непрерывная культурная преемственность между слоями убейдского и раннеурукского времени (Weiss, 1983, p. 46).

Слои 1-й половины III тыс. до н. э. (период III) на Лейлане представлены самобытной материальной культурой Восточной Джезиры, самой яркой чертой которой является парадная керамика так называемого стиля Ниневия 5. В течение периода III Лейлан очевидно не превышал размерами 15 га (Weiss, 1983, p. 47). Одной из задач раскопок Телля Лейлан было исследование природы урбанизации Джезиры III тыс. до н. э. Для этого в 1989 г. в южной части Нижнего города был заложен раскоп площадью 600 кв. м. Раскопки позволили установить, что самые ранние городские кварталы в этой части города были построены в течение последней фазы периода Ниневия 5 (между 2600-2400 гг. до н. э.) (Weiss, 1991, p. 706).

Период II охватывает 2-ю половину III тыс. до н. э. В это время город стремительно вырос с 15 до 90 га. Около 2400-2300 гг. до н. э. вокруг акрополя была построена обводная стена (Weiss et al., 1993, p. 998).


Телль Хамукар

  • Gibson McG., al-Azm A. Tell Hamoukar // Les Annales Archeologiques Arabes Syriennes. 2002-2003. Vol. XLV-XLVI. P. 85-93.

Телль Хамукар находится на восточной границе территории, очерченноё притоками Хабура, в 75 км юго-восточнее Камышлы и в 4 км от современной дороги Камышлы — Телль Кучик. Телль Хамукар своим расположением отличается от всех прочих крупных поселений верховьев Хабура. Он не привязан к водным артериям, но его местонахождение определено расположением на основном пути, шедшем с востока на запад — из Ниневии через Телль аль-Хава в сторону Мардина и Алеппо.

Памятник исследуется американской экспедицией под руководством М. Гибсона. На поселении отмечены слои местного позднего энеолита, позднего Урука, Ниневии 5, аккадского и постаккадского периодов, а также новоассирийского, селевкидского, раннеисламского времени. Также есть основания ожидать в самых нижних слоях памятника материалы убейдского и халафского времени (p. 85).

Поселение IV тыс. до н. э., включая период Позднего Урука, было распространено на площади 15 га. В то же время, сборы керамики и шурфы, заложенные южнее основного поселения, выявили концентрацию раннеурукской керамики начала IV тыс. до н. э. на расстоянии до 1 км (p. 91). В течение периода Ниневия 5 поселение достигло наибольшей площади, составившей 103 га, и сохранило свои размеры в аккадское и постаккадское время (p. 86).

В траншее, заложенной в 1999 г. вдоль северного, самого высокого, склона телля, была выявлена монументальная стена толщиной 4 м и высотой 3 м, построенная из больших прямоугольных кирпичей (40×20 см — 25×10 см). Раскопки 2001 г. вдоль стены показали, что она может считаться городской оборонительной стеной и может быть датирована в рамках среднего периода Северного Урука (p. 87).

В дополнение к раскопкам разведками была обследована площадь, очерченная радиусом 5 км от основного поселения Телля Хамукар. На этой площади было зафиксировано более 50 памятников. Было отмечено несколько доисторических поселений: от периода докерамического неолита до халафского и убейдского времени. Также были отмечены поселения местного позднего энеолита и Позднего Урука (p. 86).


Телль Мюзан

  • Kelly-Buccellati M. Three seasons of excavation at Tell Mozan // Tell Hamidiya 2. Gottingen, 1990. P. 119-132.

Начиная с 1984 г. на Телле Мюзан (который, предположительно, интерпретируется как хурритский город Уркеш) ведёт исследования экспедиция Калифорнийского Университета под руководством Дж. Буччеллати. Телль Мюзан расположен в верховьях вади Дара, притока вади Ханзир, на пересечении торговых путей, ведущих из центральной части Хабурских равнин в сторону Мардинского прохода, который соединяет сирийские равнины с богатым минералами районом Эргани.

Мощность культурных отложений телля составляет 28 м. Выделяются акрополь (Area K) площадью около 20 га и внешний город. Общая площадь поселения достигает около 135 га. Акрополь окружала крепостная стена высотой 5 м (p. 120-132). Культурный слой в значительной степени сформирован отложениями III тыс. до н. э. Верхняя часть отложений культурного слоя памятника датируется 1-й половиной II тыс. до н. э.


Телль Бейдар

  • Lebeau M. Tell Beydar 1995-1997 // Chronique Archeologique en Syrie. Vol. II. Damas, 1998.

  • Lebeau M., Parayre D. Mission Archeologique Europeenne a Tell Beydar (Aout — Octobre 1992) // Chronique Archeologique en Syrie. Vol. I. Damas, 1992.

  • Lebeau M., Suleiman A. Tell Beydar/Nabada. An Early Bronze Age City in Syrian Jezirah: 10 Years of Research (1992-2002) // Documents d’archeologie Syrienne. VI. Damascus, 2005.

  • Milano L., Rova E., Stenuit M-E. Tell Beydar: Early Phases // Tell Beydar/Nabada. Documents d’archeologie Syrienne. VI. Damascus, 2005.

  • Sallaberger W. The Third Millennium Cuneiform Texts from Tell Beydar // Tell Beydar/Nabada. Documents d’archeologie Syrienne. VI. Damascus, 2005.

Начиная с 1992 г. широкомасштабные раскопки крупного городского центра III тыс. до н. э. — Телля Бейдар — ведет совместная европейско-сирийская экспедиция под совместным руководством М. Лебо и А. Сулеймана. Поселение находится в 35 км северо-западнее города Хасеке непосредственно у русла вади Авейдж, который является притоком Хабура. Поселение расположено на пересечении дорог, связывавших по линии восток-запад Тигр с Евфратом, а по линии юг-север ведущих к Диарбекирской равнине и району Алтинова (Lebeau, Suleiman, 2005, p. 63). На памятнике выделяются две части. Центральная часть (Бейдар I) pfybvftn площадь примерно 28 га. Поселение имело округлый план, было окружено обводной стеной диаметром 600 м и имело 7 ворот (Milano, Rova, Stenuit, 2005, p. 71). Центральная часть памятника сформирована преимущественно культурными отложениями III тыс. до н. э. (Раннединастический период) — в среднем, около 18 м культурного слоя. Также непосредственно у вершины телля были выявлены слои эллинистическо-парфянского времени (от 2 до 2,5 м культурных отложений).

В стратиграфическом раскопе (раскоп G) А. Сулейманом были исследованы слои датированные Раннединастическим II периодом, содержащие значительное количество керамики стиля Ниневия 5. Также в стратиграфическом раскопе (раскоп Z) были выявлены слои позднеэнеолитического времени (IV тыс. до н. э.) (Lebeau, 1998, p. 207).

Большой интерес представляют вскрытые на акрополе образцы официальной светской архитектуры (дворцы?) 2-й половины III тыс. до н. э. (Раннединастический III период). Дворцовый комплекс был разрушен в начале аккадской эпохи (Lebeau, 1998, p. 210).

В ходе полевых исследований Телля Бейдар 1992 и 1993 гг. было извлечено 144 клинописных табличек, датированных примерно 2400 г. до н. э. В 1995-1997 гг. во дворце конца периода РД III были обнаружены ещё 21 табличек (Lebeau, 1998, p. 211). К 2004 г. на памятнике было зафиксировано 216 клинописных текстов (Sallaberger, 2005, p. 91) В настоящее время с Телля Бейдар происходят образцы древнейшей письменности на территории Хабурской степи. Усилиями эпиграфистов было также установлено название поселения Телля Бейдар в 2-й половине III тыс. до н. э. — Набада (Lebeau, Suleiman, 2005, p. 89).

На памятнике также выделяется Нижний город (Бейдар II), который датируется митаннийским и новоассирийским временем. Площадь Нижнего города составляет около 50 га (Lebeau, Parayre, 1992, p. 48-52; Lebeau, 1998, p. 207-212; Lebeau, Suleiman, 2005, p. 63).

В дополнение к раскопкам поселения в районе Телля Бейдар были проведены археологические разведки. Эти исследования были осуществлены То. Вилкинсоном в 1997 и 1998 гг. Территория, охваченная разведками, представляет собой окружность радиусом 12 км с центром в Телле Бейдар и площадью около 450 кв. км. Одной из задач этих исследований было определение культурного ландшафта центрального поселения Телля Бейдар в III тыс. до н. э. для лучшего понимания природы его расцвета и угасания в этот период.

Было отмечено, что, подобно центральному поселению Телля Бейдар, большинство теллей эпохи ранней бронзы в конце III тыс. до н. э. демонстрируют угасание жизни. Также данные, полученные разведками, показывают, что в течение 1-й половины II тыс. до н. э. большая часть района Телля Бейдар была очень слабо населена, вероятно, как и вся западная часть бассейна Хабура (Амиров, 2010, с. 16).


Телль Кашкашок

  • Matsutani T. (ed.) Tell Kashkashok The Excavations at Tell n. II. Tokio, 1991.

  • Suleiman A. The Temples of Kashkashok and Tell Abu-Hujeira // The Syrian Jezira Cultural Heritage and interrelations. Damas, 2002. P. 45-55.

Охранные раскопки, проведённые в конце 1980-х гг. на поселении Кашкашок, были связаны с включением данной территории в зону строительства Хабурского водохранилища северо-западнее столицы провинции — города Хасеке. Группа из 4 теллей, объединённых названием Кашкашок, находилась на левом берегу вади Авейдж. Маленькое поселение Кашкашок II, содержащее слои хассунского и убейдского времени, было исследовано японской экспедицией Института Восточных Культур Университета Токио под руководством Т. Матсутани (Matsutani, 1991). Поселение Кашкашок I халафского периода и самый крупный телль этой группы — Кашкашок III урукского и раннединастического времени — были исследованы сирийской экспедицией под руководством А. Сулеймана. На поселении Кашкашок III была зафиксирована массивная обводная стена и вскрыты несколько зданий культового характера (Suleiman, 2002, p. 45-55).


Нустелль

  • Weiss H. Archaeology in Syria // American Journal of Archaeology. Vol. 95. P. 683-740.

Поселение Нустелль исследовалось в 1988-1989 гг. экспедицией Американского Университета в Бейруте под руководством Х. Сиден в рамках охранно-спасательного проекта исследования поселений, попадающих в зону затопления водохранилища севернее г. Хасеке. Нустелль располагался неподалеку от телля Кашкашок, непосредственно у русла вади Авейдж, его северный склон был эродирован рекой. Телль исследовался стратиграфической траншеей, спущенной с вершины до основания на северном склоне. Было выявлено 12 последовательных строительных горизонтов, датируемых IV-III тыс. до н. э. Не менее 5 м культурных отложений приходилось на урукский период. Отдельные черепки халафской и убейдской керамики, обнаруженные в контексте урукского слоя, указывают на возможность наличия слоев этого времени в нижней, нераскопанной, части поселения (p. 693-694).


Телль Абу Хафур

  • Kolinski R., Lawecka D. Report of Polish excavations at Tell Abu Hafur, North Syria 1988-1989. Area A // Damaszener Mitteilungen. 1992. Bd. 6. P. 177-246.

Поселение Абу Хафур исследовалось польской археологической миссией под руководством П. Белинского в 1988-1989 гг. в рамках охранно-спасательных работ на памятниках, попадающих в зону затопления. Поселение находилось в 15 км к северо-западу от Хасеке, на левом берегу вади Авейдж, примерно в 10 км от его слияния с Джаг-джагом, который, в свою очередь, впадает в Хабур. Поселение состояло из двух теллей. Более крупный из них — западный, размерами 200×150 м, возвышавшийся примерно на 16 м над окружающей равниной (p. 179).

Во вскрытой части культурных отложений западного телля были выделены 4 слоя. Верхние два (слои 1-2), представляющие самый поздний этап жизни на поселении, датируются концом Раннединастического III -Аккадским периодами, а нижние два (слои 3-4) соответствуют поздней фазе культуры Ниневия 5 и датируются концом Раннединастического II — началом Раннединастического III периодов (p. 207).


Телль Рад Шакра

  • Bielinski P. Tell Rad Shaqra 1992 // Chronique Archeologique en Syrie. Vol. I. Damas, 1992. P. 60-64.

  • Bielinski P. The Domestic Architecture and Space Organization in the IIIrd mill. BC small urban Center at Tell Rad Shaqrah // The International Colloquium The Syrian Djezireh Cultural Heritage and Interrelations. Deir ez-Zor, 22-25 April 1996. Damascus, 1996.

Раскопки на поселении Рад Шакра проводились в 1991-1995 гг. польской миссией Варшавского университета под руководством П. Белинского. Памятник расположен в 6-7 км к юго-востоку от г. Хасеке, на левом, восточном, берегу Хабура. Телль имеет размеры 150×130 м и высоту 8 м над окружающей равниной. В ходе исследования сооружений III тыс. до н. э. были выявлены 9 последовательных слоев, из которых по меньшей мере 6 представляют линию непрерывного развития местной архитектуры. Поселение функционировало до конца Раннединастического III периода, к этому времени его площадь составляла 6350 кв. м, а количество его строений вряд ли превышало 250 домов. Поселение имело обводную стену высотой 3,8 м и систему радиально расходящихся улиц, идущих от центра к оборонительной стене. (Bielinski, 1992, p. 61; 1996, p. 47-48).


Телль Мулла Матар

  • Surenhagen D. Results excavations in the Hasseke district // Chronique archaeologique en Syrie. Vol. I. Damas, 1992.

Примерно на 1 км южнее от поселения Рад Шакра находится поселение Мулла Матар, оно, соответственно, расположено на западном берегу Хабура, в 8 км к юго-западу от Хасеке. Поселение было исследовано в 1989 г. Д. Сюренхагеном (Университет Констанц). Оно имеет размеры 90×60 м и высоту около 9 м. На восточном склоне, обращенном к реке, была заложена стратиграфическая траншея шириной 10 м, длиной 18,5 м и глубиной около 11 м. В ходе раскопок были зафиксированы слои халафского, убейдского, урукского времени. После урукского периода был отмечен долгий перерыв до начала среднего этапа ранней бронзы. Жизнь на поселении оборвалась, вероятно, в начале Раннединастического III периода (p. 45).


Телль Рака’й

  • Schwartz G. M., Curvers H. H. Tall ar-Raqa’i (1986-1993) // Archiv fur Orientforschung. 1993-1994. Band XL/XLI. P. 246-257.

Телль Рака’й расположен на восточном берегу Хабура, примерно в 12 км южнее Хасеке. Этот небольшой телль площадью 0,5 га был исследован объединенной американско-нидерландской экспедицией под руководством Г. Швартца из Университета Джона Хопкинса и Г. Курверса из Университета Амстердама. Стратиграфически на поселении выделены 7 слоёв. Верхний слой относится к эллинистическому периоду, нижележащие 6 слоев принадлежат непрерывной последовательности от начала периода Ниневия 5 до конца Раннединастического III периода (середина III тыс. до н. э.). Авторы предлагают интерпретировать Телль Рака’й как специализированное поселение для хранения и обработки продуктов земледелия (p. 255).


Телль Умм Ксейр

  • Hole F., Johnson G. A. Umm Qseir on the Khabur; Preliminary report on the1986 Excavations // Annales Archeologiques Arabes Syriennes. 1987. Vol. 36-37. P. 172-220.

  • Tsuneki A., Miyake Y. Excavations at Tell Umm Qseir in the Middle Khabur Valley, North Syria. Tsukuba, 1998.

Многослойное поселение Умм Ксейр расположено на левом берегу Хабура, в 13 км к юго-востоку от Хасеке. В 1986 г. поселение исследовалось экспедицией Йельского Университета под руководством Ф. Хола (Hole, Johnson, 1987, p. 172-220). В 1996 г. более обширные исследования были 1998; Tsuneki, 1998, p. 55-57). Умм Ксейр — маленький телль, состоящий из двух холмов, расположенных вдоль русла реки. Высота каждого из холмов — около 3,5 м. Диаметр западного телля составляет около 45 м. Восточный телль имеет овальную форму и размеры 85×55 м.

Подъёмные сборы на восточном телле дали большое количество исламской глазурованной керамики. В то же время, сборы на западном телле показывали, что культурный слой западного телля содержал материалы халафского, урукского и митаннийского времени. Поэтому для раскопок был выбран западный телль, в ходе исследования которого в юго-восточном секторе было вскрыто около 324 кв. м (Tsuneki, Miyake, 1998, p. 21).

В основании телля был обнаружен лежащий на материке халафский слой мощностью 1,5 м (Фаза 1). Выше него залегал тонкий слой урукского времени (начала IV тыс. до н. э.) мощностью около 30 см (Фаза 2). Поздний этап жизни поселения относится к митаннийскому периоду и датируется XV-XIV вв. до н. э. (Фаза 3). Наконец, самые поздние материалы принадлежат римско-византийскому и исламскому периодам (Фаза 4) (Tsuneki, Miyake, 1998, p. 25).


Телль Зияда

  • Hole F., Johnson G. A., Arzt J., Diebold B. Tell Ziyadeh 1996 // Chronique Archeologique en Syrie. Vol. II. 1998. P. 59-67.

Поселение Зияда расположено примерно в 13,5 км к юго-востоку от Хасеке, на западном, правом, берегу Хабура, между поселениями Тнейнир и Мелебийа, неподалеку от Умм Ксейр. Поселение было впервые исследовано экспедицией Международного института месопотамских исследований (IIMAS), возглавляемой Дж. Бучеллатти. Непосредственно полевые работы в течение 1988-1990 гг. велись под руководством Д. Буйа и С. Реймера. В 1996 г. работы были продолжены экспедицией Йельского университета под руководством Ф. Холла (p. 59-67).

По линии ЮЗ-СВ телль имеет в длину примерно 120 м, его ширина — около 90 м. Высшая точка телля возвышается примерно на 8 м над речной террасой, на которой было основано поселение. Большая часть поселения с южной и юго-восточной стороны была эродирована рекой. Самые ранние слои — халафские. Слой позднеубейдского времени присутствует на большей части поселения. За ним следует постубейдский период. Слой этого времени распространен в южной, восточной и центральной части телля. После этого отмечен период запустения. Поселение было вновь заселено в начале 1-й половины III тыс. до н. э., в течение периода Ниневия 5. Поселение этого времени тяготело к северной половине телля (p. 59-67).


Телль Бдери

  • Pfalzner P. Models of Storage and the Development of Economic Systems in Early Jezireh Period // Of Pots and Plans. London, 2002. P. 259-286.

Телль Бдери расположен на левом, восточном, берегу Хабура. Это самое крупное поселение на среднем Хабуре, его площадь достигает 9 га. Поселение было исследовано немецкой археологической миссией под руководством П. Пфэльцнера. Поселение непрерывно функционировало на протяжении почти всего III тыс. до н. э (слои 28-6): от Раннединастического I периода до аккадского, т. е. в течение периода Ниневия 5 и после него. Телль Бдейри был покинут жителями примерно в то же время, что и Телль Мелебийа. Эти два соседних памятника были последними поселениями раннебронзового времени на среднем Хабуре (p. 259).


На верхнем фото: Хабур в районе Телля Шейх Хамад (автор фото: Bertramz)